Поддержи наш проект

Наше издание живет благодаря тебе, читатель. Поддержи выход новых статей рублем или криптовалютой.

Мнение

25 июля 2022, 19:51

Евгений Джума

Евгений Джума

Публицист

Колумбия: история одной измученной страны

19 июня прошёл второй тур президентских выборов в Колумбии, и победителем стал кандидат от левой коалиции, экс-повстанец Густаво Петро. Некоторые люди нашли это событие очередным доказательством нового «левого поворота» в Латинской Америке: Боливия, Чили, Перу, а теперь вот и Колумбия поменяли правого популиста на левого. Но это немного упрощённый взгляд на Латинскую Америку.

Многим из нас она представляется этакой колыбелью хаоса и беспорядков, наркотиков и футбола, кофе и бананов. Однако всё это не более чем один большой стереотип. На самом деле, Латинская Америка — это регион с прекрасными, очень непохожими странами, которые населяют чудесные и душевные люди. И основная проблема этих стран — государство во всех его проявлениях: американские интервенции, разного рода сговоры с бандитами и картелями и бездушное подавление народной воли армией. А какой именно популист ими заправляет — не так важно. Но обо всём по порядку.

Краткий экскурс в историю Колумбии

Как известно, реакцией на наполеоновские войны в Латинской Америке стал подъём национальных и социальных движений, выступавших за провозглашение независимости от испанской и португальской корон, отмену рабства и предоставление прав большей части населения. Не стала исключением и Колумбия, чья независимость была провозглашена 20 июля 1810 года.

В 1831 году в результате Колумбийско-Перуанской войны т.н. «Великая Колумбия» распалась на Венесуэлу, Эквадор и Новую Гренаду (в которую входили Колумбия, Панама и некоторые части Эквадора и Венесуэлы). А в 1863 году получившаяся из последних Гранадская Конфедерация была преобразована в Соединённые Штаты Колумбии. За время их существования на разных территориях Колумбии вспыхнули 40 очагов локальных гражданских войн, а позже началась и Общенациональная Гражданская война, вызванная недовольством консервативных сил преобразованиями, проводившимися президентом Хосе Акилео Парра.

В 1886 году президент-консерватор Рафаэль Нуньес пролоббировал принятие новой Конституции, в соответствии с которой СШК превращались в централизованную республику Колумбия. Такую государственную структуру Колумбия имеет и по сей день.

Централизация Колумбии и деавтономизация штатов, преобразованных в департаменты и лишённых множества полномочий, наряду с бесконечным печатанием денег и, как следствие, инфляцией, и стали предпосылками к новому противостоянию консерваторов и либералов — «Тысячедневной войне». Партии нередко прибегали к серьёзным вооружённым стычкам. Но когда вооружённое противостояние осталось лишь на территориях современной Панамы, в дело вмешались США, поскольку американское правительство увидело возможность закрепиться в Центральноамериканском регионе путём строительства Панамского канала. И хотя договор между США и Колумбией об аренде Америкой определённой территории вблизи будущего Панамского канала был оговорен и заключён, Конгресс Колумбии отказался ратифицировать его, мотивируя это тем, что условия договора представлялись едва ли выгодными.

В Панаме же быстро стали закипать сепаратистские настроения. Причинами тому были Конституция Нуньеса, лишившая Панаму автономии и ряда полномочий, а также отказ Колумбии ратифицировать соглашение об аренде земель вокруг Панамского канала, который должен был принести определённые дивиденды и Панаме. Итогом панамского сепаратизма, поддержанного и США, стало отделение Панамы от Колумбии.

В 1921-1922 годах между Колумбией и Перу возник территориальный спор, который был разрешён заключением Договора Саломона-Лосано 24 марта 1922 года, однако позже привёл ко второй Колумбийско-Перуанской войне в 1932-33 годах — потому что перуанцы не хотели мириться с решением спора в пользу Колумбии. Однако и эта война закончилась переговорами и мирным соглашением — на этот раз при посредничестве Бразилии. В результате т.н. «Трапеция Летисии» была признана частью Колумбии.

Колумбия не принимала участия в Первой мировой войне, но сыграла немаловажную роль в театре военных действий Второй. Она предоставляла свою территорию Штатам для дислокации их войск и военной техники, а затем и официально вступила в войну 26 ноября 1943 года, после нападения нацистов на колумбийские корабли. Хотя Колумбия не отправляла ни войск, ни техники за пределы своей территории, она внесла большой вклад в сражение с немецким агрессором — поставками платины «Союзникам» и вооружённым отпором силам нацистов в Карибском море.

Гражданская война

Одной из главных предпосылок Гражданской войны была экономическая обстановка в Колумбии, а точнее — отсутствие аграрной реформы. Там существовала и до сих пор существует протофеодальная структура землевладения, в соответствии с которой крупные землевладельцы (латифундисты), чьи интересы лоббировало и лоббирует колумбийское государство, владеют абсолютным большинством земельных участков в стране: 1,5% населения владеет 80% земель.

Несогласные с действиями колумбийских консервативных правительств, благодаря которым укреплялись позиции местных латифундистов и американских компаний, либералы, социалисты и коммунисты основали немалое количество вооружённых структур, наиболее значимыми из которых были «Революционные вооружённые силы Колумбии — Армия Народа» (ФАРК), «Армия народного освобождения» и «Движение М-19». С другой стороны баррикад находилось колумбийское правительство и связанные с ним ультраправые «парамилитарес», среди которых — «Объединённые силы самообороны Колумбии» (АУК) и другие.

Первые десять лет (1964-1973) противостояние носило латентный для колумбийцев характер (особенно в сравнении с последующими десятилетиями): конфликтующие стороны обменивались антигосударственными актами с одной стороны и рейдами на партизан с другой.

В эти годы ФАРК взяли под контроль отдалённые от Боготы сельские районы, но с течением времени были вынуждены искать источники «лёгких» доходов для поддержания своего существования. Основным их доходом стало самовольное обложение крестьян налогом на выращивание коки, бананов, сои, сорго, а также разведение крупного рогатого скота. Однако необходимо отметить, что, вопреки представлению многих противников леворадикального сопротивления, ФАРК не были тесно связаны с наркобаронами вроде Пабло Эскобара. Кроме того, не только наркотрафик приносил деньги ФАРК. В структуре их «доходов» помимо торговли наркотиками фигурируют такие статьи «дохода», как вымогательства (главным образом у несогласных крестьян и «буржуев»), торговля людьми, похищения людей с целью получения выкупа, угон автомобилей, контроль добычи золота и платины и т.д.

В 1973 году колумбийскими правительственными силами была проведена операция «Анори», в ходе которой колумбийским военным удалось расправиться с отрядами Армии народного освобождения в муниципалитете Анори. Но АНО смогла восстановиться и продолжать вооружённую борьбу с колумбийским правительством.

В 1974 году к противостоянию присоединилось «Движение 19 апреля» (М-19), впоследствии прославившееся своими жестокими методами борьбы. Уже в 1976 году члены М-19 убили лидера Конфедерации трудящихся Колумбии Хосе Ракеля Меркадо за «предательство идей и сотрудничество с ЦРУ и колумбийским правительством».

В 80-х М-19 провели десятки акций прямого действия, среди которых выделяются две особенно крупные и кровавые:

С 27 февраля по 27 апреля 1980 года М-19 держало в осаде доминиканское посольство в Боготе, где находились дипломаты, чиновники и гражданские лица 19 государств. М-19 не смогли добиться своих первоначальных целей (освобождения 311 товарищей из заключения и выкупа за заложников в размере 50 миллионов долларов), получили в качестве выкупа всего 2,5 миллиона долларов и гарантию неприкосновенности при побеге на Кубу и освободили последних заложников. К счастью, тогда никто не пострадал.

6 ноября 1985 года вооружённые повстанцы движения М-19 взяли в заложники около 300 адвокатов, судей и судей Верховного Суда Колумбии во Дворце Правосудия. В ходе перестрелок погибло 43 мирных жителя, 11 военных и около 30 повстанцев.

Это событие фактически свело на нет переговоры президента Белисарио Бентанкура с М-19, а само движение скоро и вообще почти распалось. Представители ФАРК же продолжали мирные переговорные процессы с правительством, результатом одного из этапов которых стало создание легальной организации «Патриотический Союз».

Что касается, ультраправой организации «Крестьянских сил самообороны Кордобы и Урабы» (АККУ), то она была основана для противодействия похищениям леворадикальными повстанцами людей. Однако вместо противодействия агрессивным и антигуманным действиям АНО, М-19 и ФАРК, АККУ превратились в удобный инструмент борьбы колумбийского правительства и наркобаронов с несогласными и конкурентами. Так, из-за действий АККУ значительной части участников лишились АНО (порядка нескольких тысяч человек), «Патриотический Союз» (471 убитых только за 1986 год), ФАРК и прочие левые организации. АККУ принимала участие в устранении видных политических деятелей левого толка, среди которых — убитый 11 ноября 1987 года Хайме Пардо Леаль, а также тех политиков, что поддержали идею передавать наркодиллеров на суд в США.

В 90-е противостояние ФАРК и Колумбийского Правительства продолжилось. Так, 30 августа 1996 года ФАРК совершили нападение на военную базу в Лас-Делисиасе, а 2 марта 1998-го — на формирования колумбийской армии в городе Эль-Бильяр. В ходе двух акций было убито 96 солдат и взято в плен более ста. Кроме того, было совершено несколько крупных нападений на полицейские базы, в результате чего погибло более 100 военных, полицейских и гражданских.

В целом, во второй половине 90-х соотношение сил было в пользу ФАРК, что по некоторым «слитым» данным не на шутку пугало Пентагон. В 1997-м АККУ и прочие вооружённые формирования были преобразованы в АУК, которая де-факто стала вооружённой милицией, продолжившей дело АККУ.

В июле 1999 года Колумбийская Армия при материально-технической поддержке США напала на город Пуэрто-Льерас, в котором дислоцировались силы ФАРК. Военные обстреливали и бомбили город на протяжении 72 часов, в результате чего погибло несколько гражданских и множество повстанцев.

Два президентских срока правового политика Альваро Урибе были отмечены последовательной борьбой с повстанческими группировками, благодаря чему позже удалось заключить мировое соглашение с ФАРК.

Разумеется, политика Урибе не обошлась без перегибов и откровенной кровожадности как со стороны колумбийских военных, так и со стороны ФАРК/АНО. Однако в 2004 году Урибе начал процесс разоружения военизированных группировок, в том числе и АУК. Всего с 2003 по 2006 годы более 17 тысяч боевиков АУК сложили оружие. В 2006 году АУК была распущена, что во многом и позволило Урибе одержать победу на выборах 2006-го года с результатом в 62% голосов.

В 2010 году пост президента, а также борца с силами ФАРК, перешёл к Хуану Мануэлю Сантосу. Под его руководством правительство Колумбии, с одной стороны, продолжило проводить военные операции против леворадикальных повстанческих сил, а с другой — занялось переговорами с ними. Это, в конечном счёте, вылилось в мирный договор между Колумбийским правительством и ФАРК, подписанный 26 сентября 2016 года.

Однако Гражданская война на этом не закончилась, поскольку на территории Колумбии до сих пор действуют силы Армии Народного Освобождения, в 2019-м совершившие нападение на Полицейскую Академию в Боготе (21 погибший и 68 раненых), а также новообразованные ультраправые группировки (например, «Чёрные орлы»), многие из которых играли роль т.н. «титушек» во время колумбийских протестов в 2021 году.

Это долгое и изнурительное противостояние не только унесло множество жизней, но и ударило по простым колумбийским гражданам. Лишённые земли, рыночных и гражданских свобод крестьяне поверили, что ультралевые боевики смогут принести «землю — крестьянам и фабрики — рабочим», но леворадикальные повстанческие группировки быстро скатились в воплощение компьютерных военных стратегий в реальной жизни. ФАРК, АНО и прочие верили, что, несмотря на жертвы сегодня, завтра колумбийцам обязательно станет лучше в Новой Социалистической Колумбии. Но завтра всё никак не наставало.

Не были добрее к народу и ультраправые «парамилитарес», чьи методы во многом оказались ещё хуже, и напоминают операции то ли Гестапо, то ли НКВД.

Длительность и жестокость Гражданской войны в Колумбии обусловлены ещё и тем, что страны всего мира финансировали стороны этого конфликта в своих интересах. Так, СССР, Куба, Никарагуа и Венесуэла всеми силами помогали колумбийским повстанцам, тогда как США, опасаясь нового социалистического режима под боком, поддерживали Колумбийское правительство. Помощь была настолько масштабной, что до войны в Ираке военные траты на Колумбию были третьими после Египта и Израиля.

Кокаин, картели и Эскобар

Малоземельные, лишённые рыночных свобод колумбийские крестьяне были вынуждены заниматься выращиванием коки на продажу, чтобы прокормиться. А объявленная государством война наркотикам создала отрасль сверхприбыли, куда, разумеется, пришли мафиозные структуры под покровительством коммунистических государств с одной стороны и ЦРУ — с другой.

Наркокартели начали оформляться в Колумбии в 70-е и быстро вытеснили кубинские наркокартели с рынка наркотиков в США. Разбогатевшие колумбийские наркобароны стали скупать огромные земельные угодья, которые леворадикальные повстанцы хотели перераспределить в пользу безземельных крестьян. Для противодействия им наркобароны создавали вооружённые группировки и передавали некоторые «заказы» на «аутсорс» прочим вооружённым группам.

Главными колумбийскими наркокартелями были Кали и Медельинский картель, одним из основателей которого являлся известный наркобарон Пабло Эскобар.

В 1981 году М-19 похитили Ньевес Очоа, сестру другого основателя Медельинского Картеля — Хуана Давида Очоа. После этого в Медельинском картеле приняли решение о создании вооружённых формирований, которые должны были мстить леворадикальным повстанцам, причастным к похищению Ньевес Очоа и других связанных с их картелем людей. Эти формирования, прославившиеся своими жестокими и антигуманными методами ведения деятельности, были прозваны «эскадронами смерти». Среди них выделяется группировка «Смерть похитителям» (MAS), которая по официальным данным только за 1983 год совершила 240 политических убийств.

У наркокартеля Кали тоже были военизированные группировки, отстаивавшие их интересы: например, «Лос Пепес», некоторые руководители которой впоследствии перешли в ряды АУК.

На пике своего могущества Медельинский картель зарабатывал 150 миллионов современных долларов в день, что приносило годовой доход в размере 55 миллиардов современных долларов, а также контролировал 80% кокаинового потока в мире. А лидер картеля Пабло Эскобар — располагал обширным списком богатств: 34 поместьями, 500 тысячами гектаров земли, коллекцией раритетных автомобилей, одежды, 20 искусственными водоёмами, 6 огромными бассейнами, небольшим аэропортом и т.д.

Но не все средства Эскобар спускал на роскошь — он также активно вкладывался в благотворительные проекты для простых колумбийцев. Так, он спонсировал строительство множества теннисных кортов, футбольных полей, детские футбольные команды и Национальную сборную Колумбии по футболу. Кроме того, Эскобар построил большое количество школ, церквей и больниц для бедных колумбийцев в Медельине, на родине картеля. Многие колумбийцы уважительно относились к Эскобару и порой укрывали его от властей в своих жилищах.

Когда к власти в США пришёл Рональд Рейган, он объявил войну с наркотрафиком не только в Соединённых Штатах, но и по всему миру, в том числе и в Колумбии — путём экстрадиции колумбийских наркобаронов в США. Однако в самой Колумбии это предложение вызвало двоякую реакцию. Связанные с наркокартелями политики и общественные деятели были категорически против, а вот те, что таких связей не имели — делились на два типа: те, кто был против, потому что был не согласен подчиняться в этом вопросе США, и те, кто был за, а, значит, становился целью для наркокартелей и их вооружённых группировок.

В 1984 году Медельинский картель развернул террор на территории всей Колумбии, начавшийся с убийства выступавшего против колумбийской наркоторговли министра юстиции Родриго Лара Бонильи. Хотя террор был направлен против политических деятелей, от акций прямого воздействия страдали, разумеется, и обыкновенные колумбийцы. Так, в результате террористических актов 30 мая и 2 сентября 1989 года было убито 4 колумбийца и ранено более 120. А из-за акций перед президентскими выборами в Колумбии 1990 года погибли 37 человек, а тяжёлые травмы получили не менее 400. После выборов были проведены не менее кровавые террористические акты: 13 мая 1990-го взорвались две бомбы в торговых аллеях в Боготе, а 16 февраля 1991-го был подорван заминированный автомобиль в Медельине. В результате этих двух акций погибли 36 человек и более 200 получили ранения разной степени тяжести.

За годы политического террора по заказу Медельинского картеля были убиты десятки политических и общественных деятелей, журналистов и активистов, среди которых: судья Верховного Суда Колумбии Карлос Валенсия, полковник полиции Вальдемар Франклин Контеро, кандидат в президенты Луис Карлос Галан, издатель газеты «El Especdator in Bogota» Гильермо Кано Исаса и другие.

Поскольку Колумбийское правительство не могло смириться с террором Медельинского картеля, а картель Кали не мог смириться с абсолютным первенством Медельина в мировой наркоторговле, против Медельинского картеля и Эскобара начали совместно бороться США, Колумбийское правительство, наркокатель Кали, наркокартель Энвигадо, АУК, «Лос Пепес» и другие вооружённые группировки.

После того, как в сентябре 1990 года президент Колумбии Сесар Гавирия Трухильо предложил руководителям и участникам картеля добровольно сдаться на условии отбытия срока заключения в Колумбии (вместо экстрадиции в США), многие участники картеля выбрали эту опцию. Более того, в 1991 году сдались правительству и братья Очоа, одни из основателей Медельинского картеля.

Сдался государству и сам Эскобар. Он был посажен в тюрьму «Ла-Катедраль», которую ранее сам же и построил. Однако узнав о намерении колумбийских властей перевести его в обыкновенную тюрьму, он бежал.

Только через 2 года колумбийским спецслужбам удалось установить точное местоположение дома, в котором укрывался Пабло Эскобар. 2 декабря 1993 года этот дом был окружён, а сам Эскобар был убит при попытке бежать через крышу. Также в поимке и убийстве некоторых членов Медельинского картеля поучаствовали ультраправая военизированная группировка АУК и «Лос Пепес». Последние убили около 300 членов картеля.

На похороны Пабло Эскобара пришло более 25 тысяч человек. А Медельинский кокаиновый картель перестал существовать.

Только после устранения оппонента наркокартель Кали смог широко развернуть свою деятельность. В середине 90-х он контролировал 90% мировой торговли кокаином. Картель Кали не пошёл по пути Медельинского картеля и выбрал не запугивать, а подкупать политиков, полицейских и судей.

Это, впрочем, не спасло его от противодействия властей. В 1995 году были арестованы все лидеры Кали, а один из них — Сантакрус Лондоньо — бежал из тюрьмы и был убит. Наркокартель Кали прекратил существование.

После этого главенствующую роль в наркотрафике Колумбии занял Картель Северной Долины, просуществовавший до 2012 года. А сейчас главными наркокартелями Латинской Америки являются мексиканские наркокартели, тогда как в Колумбии растёт количество земель, на которых выращивается кока.

Экономика Колумбии

Колумбия — единственное государство Южной Америки, которое омывается и Тихим, и Атлантическим океанами, что даёт определённые преимущества в экономике и торговых отношениях.

ВВП Колумбии занимает четвёртую строчку среди стран Латинской Америки, уступая лишь Бразилии, Мексике и Аргентине. В рейтинге индекса экономической свободы Колумбия — на 60-м месте с результатом в 65.1 баллов (для сравнения, Украина — на 130-м месте с 54.1 баллами, а Беларусь — на 135-м с 53 баллами).

В структуре ВВП сельское хозяйство составляет около 7,5%, промышленность — около 30%, сектор услуг — около 60%. Основными статьями экспорта являются нефть и нефтепродукты, уголь, кофе, золото, бананы, а импорта — технологии и оборудование для промышленных предприятий. По экспорту кофе Колумбия занимает 3-е место в мире, уступая лишь Бразилии и Вьетнаму. По экспорту бананов — 4-е место в мире, уступая Эквадору, Филиппинам и Коста-Рике. По добыче нефти Колумбия занимает 21-е место в мире, а по экспорту — 18-е.

В 1999 году уровень бедности в Колумбии составлял 63%, но, благодаря курсу экономической реформации, взятому Альваро Урибе и продолженному Хуаном Мануэлем Сантосом, к 2014 году составил 25%.

В реформы Урибе входило снижение налогов, упрощение «правил игры» в некоторых отраслях экономики, развитие электроники (2-е место в регионе), автомобиле- и судостроения, туризма, строительства, горнодобывающей промышленности. Всему этому поспособствовала и борьба Урибе с леворадикальными повстанцами, создавшая более привлекательные условия для привлечения иностранных инвестиций.

Экспорт Колумбии всё ещё остаётся ресурсо-ориентированным. Однако дальнейшая экономическая реформация в сторону максимизации рыночных свобод, минимизации роли государства и снижения налогов может привести колумбийцев к ещё более значительному росту качества жизни, чем после реформ Урибе.

Протесты

В 2019-2020 году протесты, прерванные пандемией коронавируса, были вызваны неприятием экономической реформы, долженствующей сделать рынок труда более гибким, ослабить государственный пенсионный фонд в пользу расширения возможностей для деятельности частных фондов, снизить корпоративный налог и приватизировать государственные компании Ecopetrol и Cenit. Кроме того, колумбийцы выступали за реализацию ранее заключённого «на бумаге» мирового соглашения между Колумбийским правительством и ФАРК, а также требовали большего распределения средств в пользу сферы общественного образования. Поскольку колумбийская полиция жестоко подавляла протесты, к списку требований протестующих прибавилась и необходимость разобраться с полицейским произволом.

Пандемия коронавируса выявила и проблемы Колумбии, связанные с тотальной коррупцией в области здравоохранения. Так, члены номенклатуры и их семей могли без проблем получать себе любые препараты и вакцины, тогда как колумбийцы не могли получить лекарств ни от государства, ни на рынке. Последний не мог ничего предложить колумбийцам ввиду огромного количества регуляций, не позволяющих беспрепятственно ввозить в Колумбию препараты и вакцины и на любых условиях реализовать их среди населения.

Весной же 2021 года Колумбию накрыли протесты против новой налоговой реформы, направленной на повышение этих самых налогов для введения безусловного базового дохода, а также против реформы здравоохранения. Протесты снова жестоко подавлялись полицейскими, военными и «титушками», среди которых — и ранее упомянутые нами «Чёрные Орлы».

Протестующим удалось заставить Ивана Дуке отказаться от налоговой реформы, однако полицейский произвол продолжался: к 10 мая было зарегистрировано более 2000 актов применения жестокости со стороны полиции, несколько тысяч человек числились пропавшими без вести, 42 погибло. Независимые журналисты сообщали о пытках.

Выборы-2022

На этих выборах этаким «борцом за социальные права колумбийцев» выступил социалист и экс-повстанец, участник М-19 Густаво Петро, который в 2018 году во втором раунде уступил Ивану Дуке. В этот раз его главным конкурентом стал Родольфо Эрнандес, кандидат от зонтичного альянса «Лиги антикоррупционных правителей».

Больше о выборах в Колумбии

В статье Павла Дубравского «Выборы в Колумбии: поворот к социализму»

Читать

 
Родольфо Эрнандес, по большому счёту, выступал против традиционного политического бомонда в Колумбии (как левого, так и правого толка). Хотя главным предвыборным обещанием Эрнандеса была борьба с коррупцией, сам 77-тилетний кандидат замечен в 38 коррупционных скандалах. Однако, в отличие от Петро, он не сторонник мирных переговоров с левыми террористами: его отец был похищен ФАРК, а дочь была убита повстанцами из М-19. Эрнандес выступает с умеренных рыночных позиций, поддерживает легализацию абортов и марихуаны, однополые браки, усыновление детей однополыми парами, а также эвтаназию. В целом, довольно неплохой кандидат, особенно в сравнении со своим соперником.

Но победителем, как известно, стал Густаво Петро. При этом программа Петро больше походит на популистскую методичку левого толка, чем на рецепт восстановления экономики и повышения уровня жизни населения. Тут и раскулачивание частных пенсионных фондов, и поддержка расширения прав ЛГБТ-сообщества, и отказ от добычи нефти, экспорт которой занимает 31% в структуре экспорта Колумбии, ради якобы «защиты окружающей среды», и поддержка предприятий и фермеров, работающих на «чистой» энергии. Он также выступает за спасение умирающего мирового соглашения с ФАРК.

Больше о губительной зелёной политике

В статье Теда Нордхауса и Салони Ша «Шри-Ланка: катастрофа органического земледелия»

Читать

 
Левые опасаются, что Петро окажется очередным «левым популистом, который к социализму не имеет никакого отношения», а правые — что приход к власти Петро — это очередное доказательство «левого поворота» в Латинской Америке (после победы левоцентристов и левых в Боливии, Перу и Чили). А измученные Гражданской войной и террором наркокартелей граждане просто надеются, что Петро сможет восстановить зачахшую в пандемийные года экономику и удержать хрупкий мир между государством и повстанцами.

К сожалению, почти безграничная власть государства над жизнями людей, постоянные акты террора со стороны левых и многочисленные акты прямой и косвенной интервенции со стороны США, а также отсутствие рыночных и гражданских свобод не позволяют колумбийцам богатеть, приобретать собственность и свободно ею распоряжаться.

Надеюсь, однажды колумбийцы скинут ярмо государства и связанного с ним олигархата, финансово-промышленных групп, наркобаронов и повстанцев и начнут развиваться семимильными шагами.

Наш отдел новостей каждый день отсматривает тонны пропаганды, чтобы найти среди неё крупицу правды и рассказать её вам. Помогите новостникам не сойти с ума.

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ
Карта любого банка или криптовалюта