Поддержи наш проект

bitcoin support

Наше издание живет благодаря тебе, читатель. Поддержи выход новых статей рублем или криптовалютой.

Подпишись на рассылку

Раз в неделю мы делимся своими впечатлениями от событий и текстов

Перевод

23 января 2023, 10:00

Уилл Джонс

Уилл Джонс

Доктор политической философии

Новые письма Фаучи и сокрытие теории лабораторной утечки

Оригинал: dailysceptic.org
DAILYSCEPTIC.ORG

Недавно СМИ снова заговорили о теориях происхождения коронавируса, и особенно — о теории лабораторной утечки. Это произошло после публикации переписки между высокопоставленным чиновником здравоохранения правительства США доктором Энтони Фаучи и всеми, кто в феврале 2020 года вступил в сговор по подавлению этой теории.

Первое, что стоит отметить, так это что согласно этим письмам, их отправители (Фаучи, Джереми Фаррар из Wellcome Trust и CEPI (Коалиция за инновации в сфере готовности к эпидемиям), Кристиан Андерсен из Скрипса, Кристиан Дростен из Германии и другие) до конца января не знали, что вирус, скорее всего, лабораторного происхождения. Этот вопрос Кристиан Андерсен задаёт Фаучи с помощью Джереми Фаррара 31 января 2020 года. Фаучи отвечает, что группа эволюционных биологов должна «как можно скорее» собраться, чтобы внимательно изучить данные, и что «если все согласны с этим опасением, то они должны сообщить об этом соответствующим органам». Примечательно, что, похоже, Фаучи не знает, кому именно, но говорит, что «полагает, что в США это ФБР, а в Великобритании — МИ5». Здесь нет никаких признаков того, что ранее им были получены инструкции по сокрытию этой теории.

2 февраля Фаучи пишет: «Как и все мы, я не знаю, как это развивалось». А Фаррар отвечает: «По шкале от 0 до 100, где 0 — природа, а 100 — утечка, я, если честно, нахожусь на 50». 4 февраля Фаррар уточняет, что, по его мнению, вирус, «скорее всего», не искусственно создан, но мог выйти из лаборатории другими способами:

Скорее всего, он, всё же, не «искусственно создан». Однако остаётся очень реальная вероятность появления гликанов в результате случайной передачи его животным в лаборатории... Эдвард Холмс склоняется к версии лаборатории на 60 против 40. Я пока что придерживаюсь позиции 50/50...

9 февраля Кристиан Дростен задаётся вопросом, откуда вообще появилась эта идея: «Кто изначально придумал эту историю? Мы что, работаем над разоблачением конспирологической теории?» Он добавил, что думал, что цель их обсуждений в проверке «некой теории»: «Разве мы собрались не для того, чтобы проверить некую теорию и, если получится, отбросить её?» Под «некой теорией» он подразумевает связь вируса с ВИЧ, о чём говорилось в препринте от января 2020 года.

На вопросы Дростена быстро отвечают другие члены группы. Эдвард Холмс объясняет, чем занимается их группа (обсуждение проходит после появления новых данных от панголинов):

Не знаю, откуда взялась эта история, но она совершенно никак не связана с чепухой про ВИЧ. Пожалуйста, не ассоциируйте её с ней. Это более широкая история.
 
Предположения о том, что вирус появился в результате утечки из лаборатории в Ухане, начались сразу после этой вспышки, хотя бы из-за совпадения места вспышки и расположения лаборатории. Я много работаю в Китае и могу сказать, что здесь многие люди верят в это и считают, что им лгут. Всё стало хуже, когда уханьская лаборатория опубликовала версию про вирус летучей мыши — летучей мыши из другой провинции, из которой у них есть широкий набор образцов.
 
Я считаю, что здесь вопрос в том, должны ли мы, учёные, попытаться написать что-то взвешенное о науке, стоящей за этим? Есть аргументы как за это, так и против.
 
Лично я выступаю в пользу теории естественной эволюции, учитывая, что вирус панголина обладает 6/6 ключевыми контактными аминокислотными остатками рецептор-связывающего домена.

Фаррар продолжает объяснение:

Теория происхождения вируса вызывает наибольший интерес не в социальных сетях, а среди некоторых учёных, в мейнстримных медиа и среди политиков.
 
Цель состояла в том, чтобы собрать нейтральную, уважаемую научную группу, которая изучит данные и предоставит своё мнение. И мы надеялись сосредоточить обсуждение на науке, а не на какой-то конспирологической теории, а также сделать авторитетное заявление, которое сформирует дискуссию — пока она не вышла из-под контроля с потенциально очень опасными последствиями.
 
Учитывая дополнительную информацию о вирусе панголина, которая была недоступна ещё 24 часа назад, я считаю, что вопрос стал ещё более ясным.
 
Мне кажется, что хорошо продуманная и быстро ставшая достоянием общественности научная работа поможет сдержать спор двух сторон. В противном случае такие споры будут возникать всё чаще, а наука будет на них реагировать. Это не самое лучшее положение.

Однако Кристиан Андерсен признаёт, что они «пытались опровергнуть любую лабораторную теорию»:

В последние несколько недель наша основная работа была сосредоточена на том, чтобы попытаться опровергнуть любую лабораторную теорию, но мы оказались на распутье, где научных свидетельств недостаточно для того, чтобы заявить о высокой уверенности в какой-либо из трёх основных версий.

До появления последовательностей панголина консенсус в письмах устанавливался на предположении о том, что хотя вирус и не выглядит искусственно созданным, он мог бы появиться в результате «повторяющейся передачи тканей» в лаборатории. Хотя Фрэнсис Коллинс утверждает, что это «не объясняет О-связанных гликанов», которые обычно появляются в присутствии иммунной системы, Холмс, как и в вышеприведённом письме, говорит, что «случайная передача животным в лаборатории могла привести к появлению гликанов».

Патрик Валланс, например, был очень рад услышать, что последовательности панголина, скорее всего, опровергнут «происхождение в результате передачи»:

Спасибо, что поделились, и спасибо всем, кто принимал участие в этой очень важной работе. Я думаю, что было бы неплохо убедиться в том, чтобы данные последовательностей от панголинов были включены в работу и чтобы было отмечено, что это может значить с точки зрения потенциально длительного периода адаптации в животных. Момент с гликанами важен и может стать дополнительным аргументом против происхождения в результате передачи тканей. Думаю, будет полезно опубликовать работу, когда она будет завершена.

Конечным результатом этой дискуссии стало «Вероятное происхождение» — работа, опубликованная в Nature 17 марта 2020 года. Итоговая статья во многом отражает результаты прошлых обсуждений, хотя и без ранних оценок высокой вероятности лабораторного происхождения, что авторы, предположительно, связывают с появлением последовательностей панголина. (Доводы в пользу искусственного происхождения читайте здесь; лабораторного (искусственно созданного или нет) — здесь; а о проблеме последовательностей панголина — здесь).

Стоит отметить, что из опубликованной работы исключили все упоминания того, что исследования по изменению подобных SARS коронавирусов у летучих мышей много лет проводились в Ухане при низком уровне биобезопасности (то есть BCL-2).

8 февраля Андерсен отметил, что «пассирование подобных SARS коронавирусов несколько лет проводилось в Ухане при условиях BSL-2». И хотя, похоже, мысль Андерсона состоит в том, что в этом нет ничего нового, так что причин думать, что это внезапно привело к пандемии, нет, другие также могут отметить, что это, очевидно, можно считать бомбой замедленного действия. Кроме того, кто знает, сколько раз это происходило раньше, но с вирусами, которые не вышли слишком далеко и не слишком много натворили?

Учёные открыто заявляют, что их цель — предотвратить, как выразился Фаррар, «очень опасные последствия», от которых, похоже, пострадают они сами, а также вся сфера биозащитных исследований вирусов, что видно по этому исследованию.

Это нежелание открывать «банку с червями» вируса, который, как оказалось, возник в результате связанных с США исследований вирусов, характерно для более широкой сети биозащиты США и их союзников.
В статье Vanity Fair от июня 2021 года мы видим, как оно раз за разом срывает расследование происхождения вируса:

Проводившееся целый месяц расследование Vanity Fair включает в себя интервью с более чем 40 людьми и сотни страниц правительственных документов, в том числе внутренние служебные записки, протоколы заседаний и электронные письма, демонстрирующие, что конфликт интересов, частично появившийся из-за крупных правительственных грантов в поддержку спорных исследований в сфере вирусологии, на каждом шагу мешал американскому расследованию происхождения коронавируса.
 
Во время одной из встреч Госдепартамента чиновники, требующие прозрачности от китайского правительства, говорят, что их коллеги открыто попросили их не изучать исследования повышения вирулентности в Институте вирусологии в Ухане, потому что это привлечёт лишнее внимание к правительству США, финансирующему их.
 
В полученной Vanity Fair служебной записке Томас ДиНанно, бывший исполняющий обязанности помощника секретаря бюро контроля, верификации и соблюдения соглашений о вооружениях Государственного департамента, написал, что сотрудники двух бюро (его собственного и бюро международной безопасности) «предупредили» лидеров его бюро «не продолжать расследование происхождения коронавируса, потому что оно „вскроет ящик Пандоры“, если продолжится».

Кристофер Пак, директор аппарата биологической политики в бюро международной безопасности, был одним из многих, кто передавал такие предупреждения:

Пак, который в 2017 году был замешан в отмене моратория правительства США на финансирование исследований по повышению вирулентности, был не единственным чиновником, предупреждавшим расследователей Госдепартамента, чтобы они не копались в этой чувствительной теме. Когда рабочая группа Госдепартамента расследовала сценарий лабораторной утечки среди других возможных, её участникам несколько раз советовали не вскрывать «ящик Пандоры». Об этом Vanity Fair рассказали четыре бывших чиновника Государственного департамента. «Эти предостережения попахивали сокрытием важной информации, — сказал Томас ДиНанно, — и я не собирался быть его частью».

Статья Vanity Fair чётко даёт понять, что Китай тоже пытался скрыть эту историю и что директор CDC США Роберт Редфилд сразу заподозрил неладное:

3 января 2020 года доктору Роберту Редфилду, директору Центров по контролю и профилактике заболеваний США, позвонил его коллега доктор Джордж Фу Гао, глава китайского Центра по контролю и профилактике заболеваний. Гао рассказал ему о появлении новой загадочной пневмонии, распространяющейся только среди людей на рынке в Ухане. Редфилд немедленно предложил отправить туда команду специалистов, чтобы она помогла с расследованием.
 
Но затем Редфилд увидел подробности ранних случаев заражения, некоторыми из которых были семьи, и объяснение с рынком начало казаться ему менее логичным. Несколько членов семьи заболели из-за контакта с одним и тем же животным? Гао убеждал его, что передачи от человека к человеку нет, — рассказал Редфилд, который всё равно призывал его протестировать более широкий слой населения. За этим последовал слёзный телефонный звонок. Гао признал, что многие случаи никак не были связаны с рынком. Оказалось, что вирус переходил от человека к человеку, что было намного более пугающим сценарием.
 
Редфилд тут же подумал об уханьском Институте вирусологии. Команда исследователей могла бы всего за несколько недель исключить теорию утечки, проверив учёных на наличие антител. Редфилд официально повторил своё предложение отправить специалистов, но китайские чиновники не ответили на его инициативу.

На этом сокрытии информации во многом настаивало разведывательное сообщество (IC) США и их союзников. 30 апреля 2020 года офис директора Национальной разведки США (чья должность на тот момент была вакантной) опубликовал следующее заявление:

Разведывательное сообщество также согласно с широким научным консенсусом о том, что вирус covid-19 не был создан человеком или генетически модифицирован.

5 мая 2020 года CNN со ссылкой на источник сообщил о брифинге, проведённом «Пятью глазами» (разведывательный альянс, в который входят Австралия, Канада, Новая Зеландия, США и Канада), на котором говорилось о поддержке теории происхождения вируса на рынке морепродуктов, выдвинутой Коммунистической партией Китая:

Разведданные стран «Пяти глаз» демонстрируют, что вспышка коронавируса «с высокой вероятностью» началась с китайского рынка, а не была результатом несчастного случая в лаборатории — сообщают два западных чиновника, ссылающихся на мнение разведки, которое, судя по всему, противоречит заявлениям президента Дональда Трампа и госсекретаря Майка Помпео.

Эти брифинги разведслужб напрямую противоречили заявлениям президента Трампа о том, что он видел свидетельства, дающие ему «высокую степень уверенности» в том, что covid-19 произошёл из лаборатории в Ухане. Госсекретарь Майк Помпео заявил, что согласен с оценкой Трампа.

Существует множество доказательств того, что он произошёл именно оттуда. Мы с самого начала говорили, что вирус появился в Ухане. За это нас многие осуждали, но я считаю, что сейчас это видно всему миру... существуют значительные доказательства того, что он появился в лаборатории в Ухане.

И действительно, доказательств было достаточно, но многие из тех, кто имел к ним доступ, изо всех сил старались их скрыть. Результатом этого стало то, что, несмотря на настойчивость Трампа и Помпео (или, возможно, частично из-за неё) до конца 2020 года теория лабораторной утечки в основном оставалась недостаточно изученной и мало упоминаемой, а СМИ и фактчекеры подавляли её как «конспирологическую теорию».

А в августе 2021 года с приходом нового президента американская разведка опубликовала рассекреченный доклад о текущих данных США по каждой теории. Однако этот доклад всё равно сильно склонялся в сторону теории естественного происхождения.

Большинство аналитиков IC считают, что SARS-CoV-2 не был генетически сконструирован, — говорилось в нём.

Он также не был обычным вирусом, используемым в лаборатории:

Четыре подразделения IC, Национальный совет разведки и некоторые аналитики в подразделениях, которые не могут объединиться вокруг одного из объяснений, поддерживают теорию естественного происхождения с низким уровнем уверенности.

Он также отрицал раннее распространение вируса, утверждая, что первое заражение, скорее всего, произошло «не позднее ноября 2019 года», а «первое известное скопление случаев covid-19 появилось в Ухане, Китай, в декабре 2019 года». Доклад также мимоходом отверг всё прибавляющиеся доказательства того, что некоторые образцы давали положительный результат раньше этих дат, утверждая, что они, скорее всего, ненадёжны.

Доклад также утверждает, что IC не считает, что Китай знал о вирусе до конца декабря.

IC считает, что власти Китая, скорее всего, не знали о существовании SARS-CoV-2 до того, как исследователи Уханьского института вирусологии выделили его после публичного обнаружения вируса населением. Соответственно, если пандемия произошла из-за связанного с лабораторией несчастного случая, в первые месяцы они, скорее всего, не знали о том, что он случился.

Что делает эти отрицания раннего распространения, осведомлённости Китая и лабораторного происхождения настолько странными, так это их несовпадение с несколькими докладами самого разведывательного сообщества США. Действительно, доклад отмечает, что одно разведывательное агентство, NCMI (Национальный центр медицинской разведки), считало теорию о лабораторной утечке возможной «со средней уверенностью». Как оно смогло увидеть свидетельства, которых не увидели другие?

Майкл Каллахан, которого Роберт Мэлоун описывал как «возможно, лучшего правительственного эксперта в США как по биологическому вооружению, так и по исследованиям повышения вирулентности», в августе 2020 года заявил в интервью Rolling Stone, что он уже следил за вирусом в ноябре 2019 года, получив информацию от китайских коллег, и что он даже ездил в Сингапур, чтобы изучить вспышку «таинственной инфекции»:

В начале января, когда начали появляться первые мутные сообщения о новой вспышке коронавируса в Ухане, один американский доктор уже делал об этом записи. Майкл Каллахан, эксперт по инфекционным заболеваниям, в ноябре продолжал своё долгосрочное сотрудничество по изучению птичьего гриппа вместе с китайскими коллегами, когда они упомянули появление нового странного вируса. Вскоре он полетел в Сингапур, чтобы взглянуть на пациентов с симптомами той же таинственной инфекции.

То есть не может быть никаких сомнений в том, что и США, и Китай знали о вспышке в ноябре 2019 года, что совпадает с другими разведывательными докладами, но противоречит заявлениям рассекреченного доклада от августа 2021 года об оценке американской разведки.

Недавний доклад Сената, предположительно хотя бы частично основанный на американских разведданных, утверждает, что КПК вмешалась в работу системы безопасности в Уханьском институте 12 ноября 2019 года и что китайские исследования по производству вакцины от SARS-CoV-2 начались тогда же. Другие СМИ цитируют источники в американской разведке, заявляя, что они узнали о вспышке в Китае в ноябре 2019 года из наблюдений за учреждениями здравоохранения и благодаря перехваченным коммуникациям, а также что военных НАТО и Израиля проинформировали об этом в конце ноября.

Интересно, что сам Майкл Каллахан в начале февраля 2020 года сказал Роберту Мэлоуну, что вирус был естественного происхождения, утверждая, что его люди «уже внимательно проанализировали последовательность и не нашли доказательств того, что вирус был генетически сконструирован». Но к сентябрю 2021 года, после публикации рассекреченного доклада разведки, он начал говорить, что на самом деле считает, что вирус произошёл из уханьской лаборатории, а Китай это скрывает. Он передумал или просто начал говорить то, что действительно думает?

Картина становится всё яснее. Китайское правительство, Фаучи и компания, а также многие в разведывательном сообществе США и сети биозащиты скрывают происхождение вируса и подрывают попытки расследования, потому что сами замешаны в исследованиях, которые, скорее всего, создали его, а также потому что не хотят дискредитации исследований биозащиты. Однако это не идеальный заговор, потому что согласились на него не все: некоторые всё ещё требуют расследования теории лабораторной утечки и сами продвигают её. Тем не менее, достаточно людей в этих сферах мотивированы прекратить любые расследования и препятствуют им, что делает это сокрытие во многом успешным.

Тяжело сказать, где заканчивается самообман и начинается сознательная ложь. Письма Фаучи раскрывают, что учёные одновременно «объективно» оценивали доказательства и были нацелены на конкретный вывод. Похоже, что они пытались убедить самих себя так же, как и других, и, возможно, добились успеха в первом — хотя это и не значит, что они правы. Неясно, насколько они осознают, что обманывают других, и насколько им удалось заставить себя поверить во что-то более удобное, но ложное или не до конца подкреплённое доказательствами.

Мой вывод из этих писем и других доказательств состоит в том, что высокая степень беспорядка и несогласия вокруг сокрытия теории лабораторной утечки свидетельствует о том, что оно произошло не по указу сверху или от некоего Великого кукловода, а по вине какого-то общего инстинкта, пронизывающего сеть биозащиты США, потому что эта сеть была бы крайне скомпрометирована рискованными исследованиями вируса.

Наш отдел новостей каждый день отсматривает тонны пропаганды, чтобы найти среди неё крупицу правды и рассказать её вам. Помогите новостникам не сойти с ума.

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ
Карта любого банка или криптовалюта