Поддержи наш проект

bitcoin support

Наше издание живет благодаря тебе, читатель. Поддержи выход новых статей рублем или криптовалютой.

Подпишись на рассылку

Раз в неделю мы делимся своими впечатлениями от событий и текстов

Перевод

19 января 2023, 21:00

Аарон Сибариум

Аарон Сибариум

Заместитель редактора Washington Free Beacon

Захват педиатрической медицины

Оригинал: freebeacon.com
FREEBEACON.COM

Американская академия педиатрии утверждает, что заботится о здоровье всех детей, однако многие врачи в ужасе от её предписаний

Тысячи педиатров собрались в Анахайме, штат Калифорния, в начале октября для ежегодной конференции Американской академии педиатрии (ААП). Группа, состоящая из 67 тысяч членов в Соединённых Штатах и во всём мире, описывает себя как «посвящённую здоровью всех детей».

Так что некоторые слушатели были шокированы, когда доктор Морисса Ладински, доцент педиатрии Алабамского университета, положительно отозвалась о трансгендерном подростке, совершившем суицид. Говоря об «отстаивании гендерно-утверждающего здравоохранения», Ладински похвалила 17-летнюю Лилу Алкорн из Огайо, которая в 2014 году, говоря словами Ладински, «храбро шагнула перед фурой, покончив с жизнью», оставив предсмертную записку, «завирусившуюся буквально по всему миру».

Заявления Ладински были запечатлены на видео ужаснувшейся зрительницей, педиатром из Орегона Джулией Мэйсон, которая выразила в Twitter своё возмущение тем, что Ладински «восхваляла суицид», назвав это «непрофессиональным и опасным».

И так считает не только Мэйсон. Технически, такова и официальная позиция ААП, чей сайт для родителей healthychildren,org открыто предупреждает, что «прославление суицида может сделать его „заразным“ и побудить других подростков покончить с жизнью».

Когда с ней связались для комментария, Ладински выразила «сожаление» по поводу своего выбора слов и сказала, что в её планы «никогда не входило» восхваление причинения себе вреда. Но тогда каким образом эта уважаемая представительница сферы здравоохранения оказалась в ситуации, где она рассказывает группе врачей о подростке, который, как она выразилась, «смело покончил с жизнью»?

В любой крупной организации обязательно найдутся участники с крайними взглядами. Но Ладински, частично посвятившая свою карьеру содействию гендерному переходу среди подростков, едва ли является аутсайдером ААП. Более того, ААП — это довольно влиятельная организация.

Основанная в 1930 году как ответвление от Американской медицинской ассоциации, ААП — это, в первую очередь, организация, устанавливающая стандарты. Она разрабатывает лучшие методики для педиатров всей страны, консультирует политиков по вопросам общественного здравоохранения и для многих родителей является главным авторитетом в вопросах воспитания здоровых детей.

В последние годы она также начала участвовать в культурных сражениях Америки. Судьи ссылаются на экспертизу этой группы в важных судебных решениях о детях с гендерной дисфорией, которые, по мнению ААП, могут начать социальный гендерный переход «в любом возрасте». В пик коронавируса школы надели маски на маленьких детей (включая детей с задержками в развитии речи), опираясь на указания ААП. Спортивные лиги и секции ввели обязательную вакцинацию после настоятельных рекомендаций ААП, хотя в обществе тогда росло беспокойство относительно её связи с миокардитом или воспалением сердечной мышцы у молодых мужчин.

И хотя указания организации и подаются как консенсус всех членов ААП, в их разработке участвовало лишь несколько врачей. По сообщениям источников, ААП полагается на мнение небольшой команды специалистов с одинаковым мнением, обустроившихся в детских больницах, исследовательских центрах и бюрократических учреждениях здравоохранения, вместо того, чтобы получить мнение педиатров, наблюдающих широкий круг американских детей.

Источники также сообщают о росте левой предвзятости (более двух третей педиатров — зарегистрированные демократы), превращающей организацию в откровенно политический орган, который теперь высказывается по вопросам от изменения климата до иммиграции. По мере роста числа случаев гендерной дисфории у детей и развития пандемии коронавируса эта предвзятость начала открыто выливаться в сомнительные медицинские рекомендации.

Эта статья основана на десятках интервью с педиатрами, учёными, бывшими и нынешними членами ААП, — включая несколько видных её предводителей. Она показывает, как небольшая группа никем не контролируемых врачей может иметь огромное влияние на общественную политику, особенно когда новый кризис (моральный или эпидемиологический) предоставляет им чрезвычайные полномочия. Полномочия, влияющие на жизни миллионов семей.

Коронавирус: Политика вместо науки

В последнюю неделю июня 2020 года, когда пандемия была ещё далека от своего завершения, ААП твёрдо выступала против закрытия школ.

Важность очного обучения исчерпывающе задокументирована, а у закрытия школ весной 2020 года уже наблюдается негативное влияние на детей, — говорила группа в своём заявлении, перечисляя целый список недугов, возможно, вызванных продолжительным закрытием школ: потеря знаний, отсутствие продовольственной безопасности, изоляция, депрессия, физическое и сексуализированное насилие, употребление наркотиков, суицидальные мысли.
 
Все политические решения для предстоящего школьного года должны начинаться с обеспечения физического присутствия учащихся в школе.

А потом, 6 июля, на тот момент президент США Дональд Трамп твитнул: «ШКОЛЫ ДОЛЖНЫ ОТКРЫТЬСЯ ОСЕНЬЮ!!!»

И уже на следующей неделе чиновники администрации, от вице-президента Майка Пенса до министра образования Бетси ДеВос, стали ссылаться на ААП, оказывая давление на местные власти, чтобы заставить их открыть школы.

И ААП довольно скоро сдалась. 10 июля организация опубликовала новое заявление (в его написании участвовали профсоюзы учителей), предполагающее, что очное обучение не будет возможным без «существенных инвестиций» от федерального правительства. Тем временем большая часть детей в Европе вернулась в школьные классы.

Это был пример того, как ААП справляется с пандемией: от надевания масок на маленьких детей до бустеров для 12-летних — указания группы постоянно не совпадали с остальным миром, но вполне себе соответствовали требованиям антитрампистов.

ААП гораздо больше волновала политика, чем, собственно, наука, — сказал один педиатр.

Когда школы вновь начали открываться, начиная с красных штатов, ААП рекомендовала, чтобы каждый ребёнок, включая ясельную группу, носил маску на протяжении всего дня (несмотря на то, что до этого ААП подчёркивала важность мимики для раннего развития детей), даже когда большинство других западных стран отказалось надевать маски на маленьких детей.

Организация не просто советовала ношение масок — она добивалась того, чтобы политики сделали его обязательным.

В письме от августа 2021 года, попавшем в распоряжение Common Sense и Washington Free Beacon, отделение ААП в Колорадо, действуя в соответствии с рекомендациями федеральной организации, призывала своих членов связаться с губернатором штата и выразить поддержку обязательному ношению масок в государственных школах Колорадо. Три месяца спустя отделение в Айове представило экспертное заключение против закона штата, запрещающего введение обязательного ношения масок.

Эти шаги вызвали возмущение среди рядовых педиатров, многие из которых связались с лидерами ААП, чтобы выразить своё беспокойство по поводу коронавирусных рекомендаций группы. Один педиатр, пожелавший остаться анонимным, написал на тот момент президенту ААП Ли Бирс в апреле 2021 года, что маски «действительно мешают речи и социализации детей в детских/дошкольных учреждениях», отметив, что по этой причине Всемирная организация здравоохранения рекомендует не надевать маски на детей до шести лет.

Бирс переслала письмо Хезер Фитцпатрик, члену группы ААП по реагированию на коронавирус, которая поблагодарила обеспокоенного педиатра за то, что та поделилась своим мнением, но не ответила ничего по сути. Другие врачи сообщили о похожих формальных «отписках».

И даже в августе 2022 года ААП заявляла в Twitter, что «нет никаких свидетельств» того, что маски могут навредить развитию речи у детей, хотя до начала пандемии ААП многократно утверждала, что в период раннего развития детям необходимо видеть лица.

Согласно книге «Педиатрия развития и поведения», опубликованной ААП в 2018 году, слабовидящие дети «медленнее осваивают прилагательные и глаголы», чем их зрячие сверстники, и реже улыбаются в юном возрасте, потому что «улыбаться учатся, когда видят улыбки других», — эти выводы вызывают очевидное беспокойство по поводу масок в школах. В твите от августа 2022 года, однако, ААП утверждает, что «слабовидящие дети развивают проблемы с речью и языком с такой же вероятностью, что и их сверстники».

Ещё одна публикация ААП, на этот раз направленная на родителей и доступная как минимум с 2013 года, подчёркивала связь между «личным контактом» и «эмоциональным здоровьем» — а во время пандемии документ... просто исчез с сайта ААП. Спикер ААП списал его исчезновение на «перенос содержимого сайта» и сказал, что оно «никак не связано с указаниями ААП по поводу масок», заявив Reuters, что документ опубликуют на новой платформе.

Этого так и не произошло: Common Sense и Free Beacon попросили ссылку на новое расположение документа, но спикер ААП сказал, что его «убрали, потому что он устарел».

ААП также крайне агрессивно продвигала использование среди детей бустеров от коронавируса, потенциально вызывающих миокардит — опасное заболевание сердца. Эта связь была достаточно сильна, в то время как риск серьёзных последствий коронавируса для детей представлялся относительно низким, так что большинство европейских стран не предлагали здоровой молодёжи делать третий укол, уже не говоря о четвёртом, а некоторые и вовсе перестали прививать здоровых детей от коронавируса.

Но ААП не перестала выступать за введение третьей дозы изначальной вакцины. В сентябре организация рекомендовала поставить каждому ребёнку от 12 лет обновлённый «бивалентный» бустер от коронавируса, — вне зависимости от того, был ли у него естественный иммунитет от заражения коронавирусом, и не принимая в расчёт тот факт, что здоровые дети редко серьёзно болеют из-за вируса.

Родителям, сомневающимся в необходимости нового бустера, протестированного только на восьми мышах, сказали, что сомневаться не стоит. Рекомендации ААП по бустеру не включали в себя исключений для детей с историей миокардита, если только это состояние не было связано с вакциной, потому что, как говорится в публикации ААП для родителей на сайте healthychildren.org, «по сравнению с потенциальными рисками заражения детей коронавирусом, миокардит кажется довольно редким».

При этом группа не говорит родителям, что все эти рекомендации — результат работы десятка врачей в специальной «команде реагирования на коронавирус», действующей настолько непрозрачно, что многие члены ААП не знали о её существовании.

Я понятия не имею, кто принимал решения, — сказала Элиза Холланд, педиатр детской больницы при Университете Вирджинии.

Я даже не знал о существовании коронавирусного комитета, — сказал другой педиатр.

На сайте ААП нет никакой информации о команде реагирования на коронавирус, и организация отказалась предоставить список её членов. Даже представители ААП, знающие о комитете, смогли назвать лишь несколько его членов, опираясь на единичные случаи взаимодействия с группой.

Однако в этих упоминаниях постоянно всплывало имя Ивонн Мальдонадо, бывшей председательницы комитета ААП по инфекционным заболеваниям и профессора педиатрии в Медицинской школе Стэнфорда.

Не возглавляя рабочую группу, Мальдонадо, похоже, руководила многими ключевыми её решениями. Её цитировали в пресс-релизах ААП о пандемии, и с августа 2021 года по июнь 2022 года она была главным представителем ААП в Центрах контроля и предотвращения заболеваний (ЦКЗ) и совещательном комитете по профилактике и практике иммунизации, разрабатывающем рекомендации по вакцинам для детей.

Мальдонадо, не ответившая на запрос о комментарии, также проводила клинические испытания мРНК-вакцины Pfizer в Стэнфорде — что, в соответствии с правилами компании о клинических испытаниях, было оплачиваемой работой.

ААП заявила, что Мальдонадо соблюдала все правила раскрытия информации о конфликте интересов. Но именно её сотрудничество с Pfizer может помочь объяснить, почему ААП и ЦКЗ (будучи отдельными учреждениями) выпустили почти идентичные рекомендации о вакцинах от коронавируса, превратив взгляды нескольких учёных в государственный консенсус, повлиявший на миллионы детей.

За этими широкими мерами стоит лишь несколько людей, — сказал Рам Дюрисети, доцент неотложной медицинской помощи в Медицинской школе Стэнфорда. — Каждый департамент общественного здравоохранения согласует свою политику с ЦКЗ — а в том, что касается детей и коронавируса, ЦКЗ будет ссылаться на ААП.

Созванная в начале пандемии в качестве экстренного временного решения команда реагирования на коронавирус ААП имела почти диктаторскую власть над связанной с пандемией политикой организации. Обычно ААП не занимала какую-либо позицию, не проконсультировавшись со всеми отделениями группы, на которые она может повлиять (например, с комитетами по инфекционным заболеваниям, эндокринологии и кардиологии), чтобы убедиться в том, что рекомендации отражают тщательный анализ преимуществ и недостатков.

Этого не произошло в отношении важных вопросов, связанных с пандемией. Вместо этого, как рассказали три знакомых с ситуацией члена ААП, команда реагирования на коронавирус выпустила рекомендации, не проконсультировавшись с другими частями ААП, надеясь опередить вирус.

Обычно нормы разработки обращений и правил очень жёсткие, — сказал бывший представитель ААП. — Но рамки чрезвычайной ситуации подорвали многие из этих норм.

Несколько высокопоставленных членов ААП, включая главу отделения кардиологии, которое обычно оценивает правила, связанные с работой сердца, сказали, что с их командами никогда не консультировались о коронавирусных рекомендациях, даже о тех, что касались вакцинации.

На тот момент мы уже знали о миокардите, — сказал кардиолог, — но они просто не спросили нашего мнения.

В письме Free Beacon и Common Sense ААП заявила, что консультировалась с кардиологами «по различным темам» на протяжении пандемии, но отказалась уточнить, была ли вакцинация одной из них.

Для некоторых врачей состав команды реагирования был настолько же тревожным, как и отсутствие прозрачности. Несколько её членов, включая Мальдонадо, работают в детских больницах, куда по определению попадают менее здоровые дети, в том числе и с коронавирусом.

В результате, как сказали некоторые члены ААП, бюрократы, создающие коронавирусную политику, имели искажённое представление о рисках болезни для детей, при этом рядовые педиатры видели, что 99,9% детей не нуждались в госпитализации — по крайней мере, не из-за вируса.

Наше психиатрическое отделение было заполнено всю пандемию, — сказала Николь Джонсон, врач университетской больницы «Малыши и дети радуги» в Кливленде. — Дети стояли в очереди на свободные койки в психиатрическом отделении, в то время как в коронавирусном крыле детей не было.

Среди предписаний команды также присутствовала очевидная тенденция уделять больше внимания воздействию коронавируса, а не последствиям локдаунов. Хотя формально локдауны вводились не ААП, она также не оказывала им сопротивления.

Врачи-терапевты видят, что дети набирают вес, пока мы пытаемся уберечь их от коронавируса, — сказал Тодд Портер, педиатр из Денвера, Колорадо, покинувший ААП из-за её коронавирусной политики, добавив, что некоторые из его пациентов за пандемию набрали больше 30 фунтов. — Но бюрократы сферы здравоохранения видят лишь число заражений.

Противодействие этим бюрократам (и коронавирусной политике, которую они создают) стало профессиональным риском. Одна педиатр рассказала, что её угрожали уволить за критические твиты по поводу рекомендаций ААП о вакцинах.

Меня вызвали в офис и спросили, хочу ли я продолжать там работать, — рассказала врач, добавив, что она знала, что другие её коллеги боялись выразить своё мнение.

Другая педиатр рассказала, как глава отделения ААП в её штате велел ей «держать при себе своё мнение» по поводу коронавирусных ограничений, если она не хочет потерять финансирование своей академической программы.

Если бы я в ответ просто послала его, я бы не получила гранты и не смогла бы помочь своей программе, — сказала она.

Транс-здравоохранение: ААП заявляет, что дети младше 10 лет не могут самостоятельно переходить дорогу, но могут изменить свой гендер

Пандемия показала, как небольшая группа врачей с одинаковым мнением, действующая фактически без какого-либо контроля, может продвигать экстремальные меры с помощью ААП, не основываясь почти ни на каких доказательствах. Указания группы по гендерной дисфории предлагают аналогичный урок.

В 2016 году ААП создала комитет «Здоровья и благополучия ЛГБТ», чтобы поддержать «детей с различной гендерной репрезентацией». Четыре из шести членов комитета (Джейсон Рафферти, Бриттани Аллен, Мишель Форсье и Илана Шерер) работают в педиатрических гендерных клиниках, выписывающих блокаторы полового созревания пациентам от 10 лет и гормонозаместительную терапию пациентам от 14 лет.

Эти процедуры — часть более широкой модели «гендерно-утверждающей» терапии, которую ААП продвигало в своём заявлении 2018 года, озаглавленном как «Обеспечение комплексного ухода и заботы о трансгендерных и гендерно-многообразных детей и подростков». Это заявление, отражающее официальную позицию ААП, было написано одним врачом, Рафферти, и, кажется, не было рецензировано никем другим в организации: Рафферти самостоятельно «концептуализировал», «написал», «рецензировал», «проверил» и «одобрил» его текст, что сказано в заметке в конце работы. Рафферти не ответил на запрос о комментарии.

Очевидно, что никакого фактчекинга не проводилось, — сказал один давний член ААП. — ААП решила, что следующим крестовым походом за гражданские права будут трансы и впустую потратила время благодаря полным энтузиазма молодым врачам.

Заявление 2018 года было чрезвычайным отступлением от международного медицинского консенсуса. Большинство европейских стран не поддерживали социальный или физический переход, если гендерная дисфория ребёнка не сохранялась в течение долгого времени (этот подход называется «бдительным выжиданием»), частично из-за того, что в большинстве случаев дисфория проходит сама по себе, в особенности с наступлением полового созревания.

Однако Рафферти назвал бдительное выжидание «устаревшим» и начал продвигать «гендерно-утверждающую» парадигму, в которой переход был возможен почти сразу после того, как ребёнок начинает идентифицировать себя как трансгендер. Некоторые исследования, на которые он ссылался для поддержки этого вывода (включая практическое руководство Американской академии психиатрии детей и подростков), на самом деле его опровергают, утверждая, что в большинстве случаев «коррекцию пола» стоит отложить до взрослого возраста.

Хотя заявление и признаёт, что блокаторы полового созревания могут привести к «долгосрочным рискам для костного метаболизма и фертильности», оно не советует никаких обязательных условий для получения препаратов. Их разрешено давать на ранних стадиях полового созревания (то есть детям вплоть до девятилетнего возраста) и, как настаивал Рафферти, они «обратимы».

С тех пор разрыв между ААП и остальным миром только вырос. Многие европейские страны, включая Британию, Финляндию, Швецию и Нидерланды, теперь сокращают или полностью отменяют использование блокаторов полового созревания среди детей с гендерной дисфорией, ссылаясь как на долгосрочные риски для здоровья, так и на отсутствие доказательств того, что они облегчают это состояние. Тем не менее, ААП продолжает рекомендовать препараты, которые, как она утверждает, имеют поддержку «самых известных мировых медицинских организаций», при этом отвергая призывы к более строгому контролю.

ААП заявляет, что дети младше 10 лет не могут самостоятельно переходить дорогу, — сказал один педиатр, ссылаясь на официальные рекомендации организации по безопасности пешеходов, — но могут изменить свой гендер. Разве в этом вообще есть смысл?

Этот контраст указывает на более широкое противоречие в указаниях ААП: в большинстве насущных проблем, от диет до экранного времени и занятий спортом, группа долгое время подчёркивает необходимость родительского контроля над заблуждениями подросткового мышления. Однако по вопросам трансгендерности она делает почти обратное, предполагая, что несовершеннолетние дети достаточно зрелые, чтобы совершать переход без ведома или согласия родителей.

Семья может отказать в доступе к лечению, что вызывает беспокойство о благополучии и безопасности подростков, — говорится в заявлении Рафферти. — В таких случаях педиатрам следует ознакомиться с местными законами о согласии родителей и придерживаться своей главной ответственности: заботы о благополучии ребёнка.

Это разительно отличается от того, что группа говорит о других формах модификациях тела: в одном докладе ААП рекомендует, чтобы «подростки поговорили с родителями», прежде чем делать татуировки, потому что они «навсегда», «их сложно удалить» и они «влекут за собой значительные последствия».

К 2019 году рекомендации Рафферти начали вызывать тихое беспокойство среди рядовых врачей, связанных с ААП.

Обычные педиатры говорили: «Что происходит?» — рассказала один врач, вспоминая свои тихие беседы в коридорах на конференции ААП 2019 года, где была представлена панель гендерно-утверждающей терапии.

Гендерные специалисты, с другой стороны, считали себя «спасающими жизни героями».

Вместо того чтобы продвигать диалог или компромисс между двумя лагерями, ААП стремилась заставить несогласных замолчать. В октябре она призвала Министерство юстиции расследовать критиков «гендерно-утверждающей» терапии, заявив, что они распространяют «дезинформацию», которая подвергает жизни людей опасности. Это произошло после запрета выступления Общества доказательной гендерной медицины, придерживающегося метода «бдительного выжидания», на национальной конференции в прошлом году.

В августе она также заблокировала резолюцию, призывающую к пересмотру актуальных указаний ААП касательно блокаторов полового созревания, которые, как выразился глава Бостонской детской больницы Джереми Карсвелл, в клинике «раздаются как конфеты».

Подавление голосов несогласных создало иллюзию медицинского консенсуса, который имеет чрезвычайное влияние на общественную политику и дискуссию. Суды ссылаются на ААП в делах о трансгендерных детях: например, «Экнес-Такер против Маршалла», в котором окружной суд Алабамы заблокировал закон, запрещающий блокаторы полового созревания, гормонозаместительную терапию и операции коррекции пола для несовершеннолетних трансгендеров (сейчас дело находится на стадии апелляции). Тем временем, говорящие головы используют ААП, чтобы избавиться от критики гендерного перехода среди детей.

В октябре Джон Стюарт раскритиковал генерального прокурора Арканзаса Лесли Ратледж, когда её штат принял закон, схожий с алабамским, утверждая, что она действовала вопреки «рецензированным» указаниям ААП. Запрет блокаторов полового созревания настолько же безумен, как и запрет химиотерапии, сказал Стюарт. Он не упомянул, что в феврале Шведский национальный совет по здоровью и благополучию посоветовал приостановить гормональную гендерную терапию среди несовершеннолетних за исключением строго ограниченных случаев.

Национальные институты здравоохранения профинансировали всего одно исследование долгосрочных последствий блокаторов полового созревания, проводимое четырьмя университетскими гендерными клиниками, включая Бостонскую детскую больницу, которая выписывает блокаторы «как конфеты». Это исследование, начавшееся в 2015 году, пока не сообщило о своих выводах, а авторы не заявили о каких-либо конфликтах интересов.

Смерть экспертизы

Как сказал Марти Макари, хирург и исследователь общественной политики из Медицинского института Джонса Хопкинса, на кону стоят не только локдауны или блокаторы полового созревания, но и доверие к самой медицинской сфере.

ААП всё ещё выпускает множество важных рекомендаций, которым родителям стоит следовать, — сказал Макари, ставя в пример поддержку вакцины против кори и указания по предотвращению синдрома внезапной детской смерти. — Если родители перестанут доверять ААП из-за её политизации, боюсь, что вскоре мы увидим рост детской смертности.

И опасения Макари частично оправданы. В частности, несколько педиатров заявили, что фанатизм ААП в деле вакцинации от коронавируса вызвал среди родителей беспокойство по поводу других, более устоявшихся вакцин. Одна из них сообщила, что наблюдает «гораздо больше сомнений по поводу плановых прививок», в том числе и от кори, после того, как школы начали требовать вакцинацию от коронавируса в соответствии с указаниями ААП. Другая рассказала, что её забросали запросами второго мнения родители, которые «не доверяют собственным терапевтам по поводу вакцин» как от коронавируса, так и от других болезней.

Мне приходится говорить им, что другие вакцины хорошие, — добавила педиатр.

Другие врачи рассказали о семьях (включая семьи в крайне синих штатах), развивших автоматическое недоверие ко всему, что говорит ААП.

Теперь я слышу, как родители высмеивают неполитические указания ААП, касающиеся, например, грудного вскармливания, — сказал педиатр в Портленде, Орегон. — Они просто всё игнорируют.

Винай Прасад, профессор эпидемиологии и биостатистики Калифорнийского университета в Сан-Франциско, считает, что винить их в этом сложно:

Причина, по которой стоит доверять современным врачам, а не древним целителям, состоит в том, что большая часть того, что мы вам советуем, опирается на качественные исследования, — сказал он. — Но как удержать эту позицию, когда мы просто начинаем что-то выдумывать?

Наш отдел новостей каждый день отсматривает тонны пропаганды, чтобы найти среди неё крупицу правды и рассказать её вам. Помогите новостникам не сойти с ума.

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ
Карта любого банка или криптовалюта