Поддержи наш проект

bitcoin support

Наше издание живет благодаря тебе, читатель. Поддержи выход новых статей рублем или криптовалютой.

Подпишись на рассылку

Раз в неделю мы делимся своими впечатлениями от событий и текстов

Перевод

13 января 2023, 10:00

Джон Нолт

Джон Нолт

Публицист

Как «прогрессивный» Голливуд уничтожил оскароносное кино

Оригинал: www.breitbart.com
WWW.BREITBART.COM

Было время, когда шумиха вокруг Оскара способствовала увеличению кассовых сборов кинокартины, когда обсуждение Оскара популяризировало фильмы, на которые иначе никто не обратил бы внимания. Раз за разом в дело вступал «эффект Оскара» — и тонким «дзынь» отзывались кассы кинотеатров.

Почему?

Ну, верите или нет, было время, когда Оскару доверяли как символу качества, заслуживающему доверия, как маркеру чего-то особенного и гарантии того, что поход на тот или иной фильм в кино будет стоящей тратой с трудом заработанных денег.

По мере того, как обсуждения Оскара набирали интенсивность, росли и кассовые сборы. Люди думали «Эй, посмотрите на все эти номинации/победы/обсуждения. Наверное, этот фильм стоит посмотреть».

Раньше премия Академии была событием, объединяющим гендиректоров и уборщиков, она была чем-то, что они могут обсудить в лифте или комнате отдыха. Десятки миллионов людей хотели присоединиться к этому обсуждению.

Но это время прошло.

Вот кассовые сборы (внутри страны) фильмов, которые в этом году больше всего обсуждали в связи с Оскаром:

1. «Тилл» — 8,7 миллиона долларов;
2. «Банши Инишерина» — 7,9 миллиона долларов;
3. «Тар» — 5,1 миллиона долларов;
4. «Её правда» — 4,5 миллиона долларов;
5. «Треугольник печали» — 4 миллиона долларов;
6. «Целиком и полностью» — 3,8 миллиона долларов;
7. «Фабельманы» — 3,5 миллиона долларов;
8. «Время Армагеддона» — 1,9 миллиона долларов;
9. «Солнце моё» — 756 тысяч долларов.

«Топ Ган: Маверик» и «Всё везде и сразу» тоже были номинированы, однако успех их кассовых сборов никак не связан с обсуждением Оскара. Скорее наоборот: их кассовые сборы принесли больше шумихи Оскару.

«Топ Ган: Маверик» скоро наберёт 700 миллионов долларов внутри страны. (Paramount Pictures).

Больше всего в этом списке шокируют «Фабельманы». Люди определённого возраста помнят то время, когда сама возможность получения Оскара фильмом Стивена Спилберга заставляла людей спешить в кинотеатры, особенно на выходные Дня благодарения (когда и вышли «Фабельманы»). Спилберг гарантировал нам тот кинематографический опыт, которого все мы жаждали. Теперь его фильмы не входят даже в ТОП-5 по сборам.

Здесь только два фильма, в просмотре которых я заинтересован: «Тар», конечно же, и «Банши Инишерина». Остальные? Нет, нет, нет... Жизнь слишком коротка, и у меня скопилось слишком много дисков.

Почему же столь многие фильмы проваливаются?

Ну, винить пандемию больше не получится, ведь в то же самое время, когда они терпят крах, «Топ Ган: Маверик» собирает 716 миллионов долларов, а «Всё везде и сразу» — 70 миллионов долларов. Нельзя также сказать, что пожилая аудитория не ходит в кино, ведь она уже доказала, что храбро встретит мир после пандемии, если Голливуд потрудится произвести хоть что-то, что им захочется посмотреть.

Нельзя винить в этом и стриминговые платформы — они существуют уже десяток лет.

Так что же изменилось? Только одно...

Изменился Голливуд. Голливуд стал прогрессивным и в процессе потерял доверие, которое шло вкупе с брендом Оскара.

За последние несколько лет американская аудитория столько раз обжигалась и получала удары ниже пояса, что больше не верит, что «важные» и «одобренные критиками» фильмы сделают то, что должны: тронут, просветят, развлекут, проинформируют и взовут к нашим лучшим чувствам. Мы знаем, что нас ждёт вместо этого — напыщенное нравоучение, в котором на нас будут кричать за то, что мы расисты, сексисты и гомофобы. Неуклюжий подход, при котором хороших парней можно отличить от плохих исключительно по цвету кожи, религии, полу и тому, как они голосуют. Показная добродетель вместо тонкости и глубины... Настойчиво высокомерный и разгневанный протагонист вместо кого-то скромного и отзывчивого, кому можно сопереживать. И если какой-то секс и разрешён, то только гомосексуальный.

На выходных Дня благодарения я посмотрел свою коллекцию фильмов Брюса Ли. Больше всего меня поразил «Путь дракона» (1972), который Ли написал и срежиссировал — он смог это сделать после того, как предыдущие два фильма сделали его международной суперзвездой.

Рекламный портрет Брюса Ли из фильма «Путь дракона», 1972 г. (Warner Brothers/Getty Images)

Ли играет в этом фильме Тан Луна, и фильм начинается с того, что Лун, неискушённый простак из Гонконга, приезжает в Рим. В аэропорту с ним обходятся грубо, на него глазеют, от него отмахиваются, над ним смеются... Он не белый. Он одет в смешную одежду. Он не говорит на их языке. Он экзотическая азиатская рыбка, оказавшаяся очевидной жертвой предубеждений, предрассудков и расизма.

Но как играет Ли, который полностью контролировал фильм и свой образ? Идеально. Тан Лун не начинает гневаться, читать нотации и требовать уважения. Вместо этого он скромен, немного неуклюж, смешон и совершенно очарователен. Этот подход не только заставляет сопереживать ему, но также является идеальным способом передать посыл о предубеждениях и отчуждении. И хотя Тан Лун и сильно отличается от нас, мы ему сопереживаем (кто не чувствовал себя в меньшинстве и не на своём месте?) и начинаем уважать его за дисциплину, храбрость и сдержанность. Никто не бьёт себя в грудь, утверждая, какой он добродетельный. Никто никого не стыдит. Всё делается с помощью добродушного юмора и раскрытия истории.

Но даже когда Тан Лун присоединяется к людям, которым он пришёл помочь, группе китайцев, живущих в Риме, к нему всё равно относятся как к чужаку и изгою. Так Ли говорит нам, что люди есть люди. Будь они белые или азиаты, у всех есть свои недостатки.

Так объединяют людей. Так рассказывают историю. Так доносят посыл.

В прогрессивизме нет ничего тонкого, никакого подтекста, никакого благородства. Вместо этого он самодоволен, напорист, невыносим и никогда не правдоподобен. Нельзя рассказывать наглую ложь о человеческой натуре и при этом сохранять свою аудиторию. Это нарушает погружение в историю. Это разрушает чары. Более того, это оскорбляет нас и наш интеллект, делая поход в кино опытом, который никому не хочется повторять.

Так что, как и Дисней, бренд Оскара мёртв. Дисней не рекламировал «Странный мир» как ЛГБТ-мультфильм. Но на него всё равно никто не пошёл, потому что мы знаем, во что превратился Дисней. То же самое относится и к Оскару. Если вокруг фильма создаётся связанная с Оскаром шумиха, он почти наверняка оказывается нравоучительным мусором.

Американцы усвоили урок и теперь избегают его. И дома остаются не только «красные» штаты. Всё, что нужно этим фильмам для заслуживающих уважения кассовых сборов, — это чтобы десять процентов избирателей Хиллари Клинтон пришли в кино. Большинство фильмов не смогли привлечь и один процент.

Да, фильмы стали настолько невыносимы, что Голливуд потерял даже левых.

Наш отдел новостей каждый день отсматривает тонны пропаганды, чтобы найти среди неё крупицу правды и рассказать её вам. Помогите новостникам не сойти с ума.

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ
Карта любого банка или криптовалюта