Поддержи наш проект

bitcoin support

Наше издание живет благодаря тебе, читатель. Поддержи выход новых статей рублем или криптовалютой.

Подпишись на рассылку

Раз в неделю мы делимся своими впечатлениями от событий и текстов

Перевод

13 января 2023, 21:00

Мэтт Ридли

Мэтт Ридли

Бывший Член Палаты лордов Великобритании

Принудительные локдауны убили миллионы людей

Оригинал: www.telegraph.co.uk
www.telegraph.co.uk

Коронавирусный кошмар Китая — финальное доказательство того, что локдауны были полным провалом, а отказ Швеции вводить принудительные локдауны теперь, напротив, полностью оправдан

Мы никогда не узнаем, сколько людей умирает от коронавируса в Китае. Режим, скорее всего, подтасует статистику. Глава одной китайской фирмы по управлению активами на прошлой неделе поделился фотографией документа из морга с описанием расписки, которую вы должны дать, чтобы вашего умершего родственника выдали вам для кремации: «Я гарантирую, что причиной смерти умершего ХХХ являлся не коронавирус, и я несу полную ответственность за любое утверждение обратного».

Мы также не узнаем, сколько людей умерло из-за локдаунов за почти три года, на протяжении которых КПК жестоко расправлялись с народом Китая. Но знающие люди считают, что оба показателя будут исчисляться миллионами. Вера в спасительную силу беспрецедентно строгих локдаунов и провал вакцинации пожилых людей или покупки эффективных западных прививок почти наверняка привели к тому, что все возрастные группы пострадали от значительной избыточной смертности от обеих причин.

Избыточная смертность — единственный достоверный показатель воздействия эпидемии, как считал эпидемиолог XIX века Уильям Фарр.

Уровень смертности — это факт; остальное — предположения, — говорил он.

А локдауны приводят к избыточной смертности даже там, где отсутствует прямое воздействие вируса: от отсутствия лечения рака и заболеваний сердца до суицида и психических заболеваний.

И если взглянуть на избыточную смертность последних трёх лет, то в большинстве данных страна с самым низким ростом смертности — это Швеция, единственное государство, выступившее против толпы и отказавшееся вводить всеобъемлющие принудительные локдауны и закрывать школы.

С марта 2020-го по июнь 2022-го совокупная избыточная смертность по всем причинам в Швеции составляла 6,7%, согласно анализу данных, опубликованному ОЭСР. Это самый низкий показатель среди более чем 30 изученных стран. В Америке избыточная смертность за тот же период составила 54,1%, в Британии — 24,5%, а в Дании — 12,9%. Даже в Новой Зеландии с политикой «нулевого ковида» она оказалась на уровне 15,5%. Лишь редконаселённая Норвегия приблизилась к достижению Швеции с 6,9%.

Те, кто утверждал, что Швеция поступает разумно, в основном опираясь на добровольные меры, постоянно подвергались осуждению во время пандемии. «Мы точно знаем, что шведская модель провалилась», — писал Питер Гегеган в Guardian год назад. Шведы другие, говорили нам: они живут в лесу (нет, это не так: страна более урбанизирована, чем Великобритания); они более социально ответственны (что за культурные стереотипы?); их можно сравнить только с датчанами и норвежцами (ага, уже сделал это — смотрите выше).

В своей отличной книге «Толпа» шведский журналист Йохан Андерберг описал развитие шведской политики и то, как тяжело было её архитектору Андерсу Тегнеллу не сбиваться с курса, пока страны одна за одной охотно принимали принудительные и всеобъемлющие локдауны. «Полное закрытие общества просто не сработает», — сказал Тегнелл 12 марта 2020 года, с восхищением наблюдая за тем, как Борис Джонсон продвигает то же послание. Он был крайне огорчён, когда 10 дней спустя Британия развернулась в обратном направлении, оставив Швецию в одиночестве в этом эксперименте по контролю над миром.

Британия изменила свой курс после публикации нереалистичных и слишком упрощённых моделей развития событий, созданных Имперским колледжем Лондона. Тот же трюк со Швецией попытался провернуть Йоаким Роклов и его коллеги в Умейском университете, используя версию тех же моделей Имперского колледжа. В отличие от сэра Криса Уитти, Тегнелл назвал это «ужасающим сценарием, который никому не поможет». Хотя и среди британцев были исключения: так, эпидемиолог Марк Вулхаус написал о коронавирусной истерии книгу под говорящим названием «Год, когда мир сошёл с ума».

Теперь из дневников Мэтта Хэнкока мы знаем, что одно из худших решений — ограничения для школьников, — было продиктовано не доказательствами того, что оно спасёт жизни, а страхом, что британцев обгонит первый министр Шотландии Никола Стёрджен.

Признаюсь, что, к своему стыду, я не с самого начала скептически относился к локдаунам. Но когда они продолжили происходить и проваливаться, я начал испытывать всё больше сомнений. Когда мейнстримные медиа стали убеждать нас, что протесты BLM в 2020 году якобы не являются местами распространения вируса, а семейные похороны или протесты против локдаунов — являются, всё это встало у меня поперёк горла.

Затем, в декабре 2021 года, появилось финальное доказательство того, что фанатичные сторонники локдаунов ошибались. Научный истеблишмент пытался подтолкнуть Бориса Джонсона к введению рождественских локдаунов, чтобы предотвратить волну омикрона. Игнорируя свидетельства того, что это мягкий штамм (и не только из-за того, что множество людей вакцинировались), они создавали модели, показывающие ряд возможных результатов: от высоких до очень высоких показателей смертности, если мы не введём локдауны.

Подстрекаемый Лиз Трасс и Риши Сунаком Борис не позволил себя обмануть и отменить Рождество. Как написал Фрейзер Нельсон в Spectator, число смертей и госпитализаций не достигло и доли от самого низкого из предсказанных показателей. Король оказался абсолютно голым.

Надо сказать, что до 2020 года локдауны никогда не были частью плана по контролю эпидемий. У их введения есть две причины: Интернет впервые позволил экономикам мира продолжить влачить своё существование во время локдаунов (по крайней мере, среднему классу), а в научных кругах Всемирной организации здравоохранения распространилось чрезвычайно наивное восхищение Китаем.

В 2017 году, после того, как Си Цзиньпин заявил, что марксизм — это основа здорового Китая, редактор Lancet Ричард Хортон написал, что «медицине можно многому научиться у Маркса». Это произошло вскоре после того, как он получил орден дружбы от китайского правительства.

У Китая социалистическая, коллективная система (как бы её не критиковали люди), — твитнула Сюзан Миши, сейчас являющаяся старшим советником Всемирной организации здравоохранения. — А не индивидуалистское, потребительское и ориентированное на получение прибыли общество, сильно пострадавшее из-за 20 лет провальной неолиберальной экономической политики. #ИзвлекайтеУроки.

Я убеждён, что у нас есть уникальная возможность укоренить новую идею о левых, — написал Роберто Сперанза, министр здравоохранения Италии, о решении ввести локдауны по всей стране.

Это коммунистическое однопартийное государство, говорили мы. В Европе такое не получится провернуть, думали мы... А потом Италии это удалось. И мы поняли, что тоже можем, — сказал сам Мистер Локдаун Нил Фергюсон из Имперского университета.

И где сейчас почитатели Китая? Опубликовал ли Lancet статью, в которой открещивается от своего восхищения однопартийной тиранией и резко осуждает провалы Пекина по борьбе с коронавирусом? Я тщетно искал её на сайте. Признали ли Guardian и New York Times, что они ошибались по поводу Швеции? Угадайте.

Наш отдел новостей каждый день отсматривает тонны пропаганды, чтобы найти среди неё крупицу правды и рассказать её вам. Помогите новостникам не сойти с ума.

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ
Карта любого банка или криптовалюта