Поддержи наш проект

bitcoin support

Наше издание живет благодаря тебе, читатель. Поддержи выход новых статей рублем или криптовалютой.

Подпишись на рассылку

Раз в неделю мы делимся своими впечатлениями от событий и текстов

Перевод

28 декабря 2022, 10:00

Дуглас Мюррей

Дуглас Мюррей

Политический обозреватель

Это не теория заговора, если заговор существует

Оригинал: nypost.com
NYPOST.COM

В современном мире «конспиролог» — одно из самых громких оскорблений. И буквально на днях этим словом бросался в меня со сцены псевдогуру и интеллектуальный мошенник на полную ставку Малкольм Гладуэлл.

Дебатируя перед тремя тысячами человек о добросовестности (или недобросовестности) современных медиа, я привёл в качестве примера того, почему многим медиа нельзя доверять, историю с ноутбуком Хантера Байдена. «О боже», — простонал Гладуэлл, как подросток с Верхнего Ист-Сайда, в ужасе размахивая руками. Его коллега, колумнистка New York Times Мишель Голдберг, чуть не упала со стула. Оба начали раскачиваться взад-вперёд от смеха и наигранной истерики. Они в восторге улюлюкали над тем, что я вспомнил такую «ерунду». На какую же «теорию заговора» я, похоже, повёлся.

Ну, теперь всё, наконец, встало на свои места.

Потому что по счастливому совпадению моим коллегой тем вечером был журналист Мэтт Тайбби. И на следующий день после наших дебатов Мэтт начал публиковать информацию от нового владельца Twitter Илона Маска, вновь продемонстрировавшую, что на самом деле в этом заговоре участвуют именно те, кто отказывается уделять внимание истории про ноутбук. И заговорщиков, наконец, вывели на чистую воду.

Мне не нужно напоминать читателям, что произошло в этой истории. Или о том, как газета New York Post (старейшая в Америке) подверглась беспрецедентной кампании замалчивания в октябре 2020 года. Post посмела действовать в интересах общества. Посмела напечатать информацию, раскрывавшую коррупцию экстраординарного масштаба в семье, теперь занимающей первое кресло в управлении страны. Информацию не только о том, что сыну президента платили за членство в совете директоров украинской энергетической компании, хотя он ничего не знал об энергетике в Украине. Но и, например, о том, что Хантер и его дядя Джеймс срубили почти 5 миллионов долларов за 14 месяцев лишь у одного китайского энергетического конгломерата.

New York Post опубликовал информацию о заговоре вокруг истории с ноутбуком Хантера Байдена.

И вряд ли хоть у кого-то возникнут сомнения насчёт того, как разворачивалась бы эта ситуация, если бы подобная информация была опубликована с ноутбука Дона Трампа-младшего. New York Times, которая годами вешала читателям лапшу на уши, рассказывая про «Рашагейт», не посчитала бы «ноутбук Трампа-младшего» такой уж «ерундой».

Но они посчитали таковой ноутбук Хантера Байдена. И по очень веской причине. Они «отбивали своего парня». Они любой ценой хотели видеть Байдена в Белом доме, так что подавляли историю Post и делали всё возможное, чтобы американская общественность не смогла голосовать, располагая всей возможной информацией.

История с ноутбуком Хантера Байдена вызвала множество спекуляций о теориях заговора. И с каждой неделей о ней публиковалось всё больше информации.

С каждой новой подробностью история становилась всё хуже. И на этой неделе публике было представлено, возможно, самое обличающее доказательство из всех. Во-первых, стало известно (хотя мы и так это знали), что кампания Байдена предупреждала Twitter об истории с ноутбуком Хантера и призывала её подавить. Но к такой коррупции мы уже почти привыкли. Теперь же мы узнали, что бывший юрист ФБР Джеймс Бейкер на самом деле работал в Twitter. И что когда Илон Маск купил Twitter — Бейкер всё ещё был там. Он работал там до тех пор, пока Маск не узнал об этом и не уволил его.

Бывший юрист ФБР Джеймс Бейкер работал в Twitter, когда компания начала цензурировать информацию об этой истории.

Чем же Бейкер занимался в Twitter? Ну, например, ему удалось встать между Маском и моим партнёром по дебатам Мэттом Тайбби, чтобы зацензурировать переписку, которую Маск хотел, чтобы Тайбби опубликовал. Так что даже по мере того, как выходила эта история, этот бывший (а может даже и до сих пор находящийся на службе) фбровец работал внутри Twitter, чтобы помешать ей выйти наружу.

Илон Маск уволил Бейкера, когда узнал, что тот всё ещё работал в Twitter, но у того было несколько дней с момента покупки соцсети, чтобы «замести следы».

Чем же Бейкер занимался в эти ключевые дни? Удалял всё, что может указывать на участие ФБР и других спецслужб в работе платформы? Удалял или редактировал информацию, которая может выставить первую семью страны в ещё более плохом свете, чем её уже выставляют открывшиеся публике факты? Мы не знаем — но должны знать. Потому что это не теория заговора. Это чистейшей воды заговор. Заговор, о котором американские избиратели заслуживают знать.

Когда-то все знали о том, что разведывательные службы Америки, Британии и других стран внедряли своих агентов (часто объявляя об этом публично) в крупные корпорации: энергетических гигантов, международные нефтяные компании и т.д. Похоже, что в наше время некоторые агентства внедряют своих людей и в компании Большой Пятёрки, где они выполняют роль, о которой мы только начинаем узнавать.

Да, некоторые люди будут продолжать смеяться и ехидничать, слыша словосочетание «ноутбук Хантера Байдена». NYT продолжит выпускать отвлекающие статьи, делая вид, что после покупки Twitter Маском там возрос уровень «ненависти». Они продолжат игнорировать наши доказательства и будут насмешливо называть эту историю «раздутым скандалом».

Но, осознают они это или нет, они начинают проигрывать эту игру. История, которую они так хотели скрыть, выходит наружу.

Наш отдел новостей каждый день отсматривает тонны пропаганды, чтобы найти среди неё крупицу правды и рассказать её вам. Помогите новостникам не сойти с ума.

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ
Карта любого банка или криптовалюта