Поддержи наш проект

bitcoin support

Наше издание живет благодаря тебе, читатель. Поддержи выход новых статей рублем или криптовалютой.

Подпишись на рассылку

Раз в неделю мы делимся своими впечатлениями от событий и текстов

Перевод

6 ноября 2022, 23:27

Центр Мира и Безопасности на Ближнем Востоке

Центр Мира и Безопасности на Ближнем Востоке

Институт Хадсона

Семь мифов о ядерной сделке с Ираном

Оригинал: www.hudson.org
WWW.HUDSON.ORG

В 2015 году Барак Обама работал с Европейским Союзом, Ираном, Китаем и Россией, чтобы заключить иранскую ядерную сделку, официально известную как Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД). В 2018 году Дональд Трамп официально вывел США из этой сделки.

Начав политику «максимального давления», Трамп ввёл разрушительные экономические санкции, наказавшие Иран не только за его текущую программу создания ядерного оружия, но и за его агрессию к другим странам в регионе и поддержку терроризма по всему миру.

Ранее в том же году израильские агенты провели сложную операцию в Тегеране, проникнув на секретный склад и скопировав множество файлов, касающихся ядерных разработок Ирана. Судя по этим документам, иранская программа создания ядерного оружия намного шире, чем предполагалось.

Из архива стало также известно, что официальные лица Ирана планировали замаскировать работу по созданию ядерного оружия под гражданские исследования и разработки, а также систематически обманывали Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ).

Как сторона, подписавшая Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), Иран обязан сотрудничать с инспекторами МАГАТЭ, когда те хотят убедиться в мирном характере их программы. После того как израильтяне поделились ядерным архивом с МАГАТЭ, его инспекторы обнаружили следы урана на нескольких незадекларированных объектах. Хотя Тегеран после этого был обязан объяснить наличие урана или раскрыть его текущее местонахождение, он отказался это сделать.

Требования Ирана по ДНЯО никак не связаны с СВПД, но Тегеран использует настойчивое желание администрации Байдена вернуться к ядерной сделке, чтобы оказать политическое давление на МАГАТЭ и заставить его закрыть глаза на нарушения.

Беспристрастный наблюдатель за отношениями Ирана с МАГАТЭ не может не сделать вывод, что Тегеран никогда не отказывался от своего намерения создать ядерное оружие и что его публично заявленная «гражданская» ядерная деятельность является попыткой скрыть свою программу по созданию ядерной бомбы на виду у всех.

Однако с самого начала действия СВПД сторонники сделки окружали её мифами, скрывающими эти очевидные истины. После выхода Трампа из сделки к списку распространяемых ими заблуждений прибавились и мифы о предполагаемом преимуществе СВПД над стратегией максимального давления.

Пока президент Байден готовится вернуть Соединённые Штаты в СВПД, а общественность, пресса и Конгресс обсуждают условия сделки, давайте поговорим о семи самых пагубных мифах, распространяемых её сторонниками в Иране и США.

Миф №1: «СВПД работал»

Реальность: сделка с Ираном позволяет Тегерану сохранить и расширить огромную ядерную инфраструктуру, построенную им исключительно для разработки ядерного оружия

Итак, Совместный всеобъемлющий план действий:

— Разрешает Ирану поддерживать и развивать ядерные объекты и технологии, которые не нужны для производства «мирной» ядерной энергии;

— Даёт Ирану доступ к сотням миллиардов долларов, которые ранее были объектом санкций. В результате оборонный бюджет Ирана подскакивает более чем на 30% сразу после заключения сделки. Поддержка Ираном террористических организаций, включая ХАМАС и Хизбаллу, также возрастает;

— Уже отменил эмбарго ООН на поставки оружия Ирану в 2020 году и планирует снять эмбарго на поставки ракет в 2023-м;

— Начал ближневосточную гонку ядерного вооружения, в которой соседи Ирана будут стараться получить те же ядерные возможности, что сделка обещает Ирану.

Миф №2: «Возвращение к СВПД не даст Ирану получить ядерное оружие»

Реальность: СВПД гарантирует, что Иран будет иметь критически важные инструменты для создания ядерного оружия, а найденный в Тегеране ядерный архив доказывает, что Иран не упустит возможности этими инструментами воспользоваться

После того, как Соединённые Штаты вышли из СВПД в 2018 году, Иран нарушил его условия несколькими способами, например, обогащая уран до 60-процентной чистоты, накапливая тонны обогащённого урана и экспериментируя с ним. У этих нарушений есть две общие черты:

1. Они не преследуют иных правдоподобных целей, кроме разработки ядерного оружия;

2. Ядерная инфраструктура, гарантированная СВПД, сделала их возможными. Теперь у Ирана в течение нескольких недель будет достаточно расщепляющегося материала для пяти ядерных устройств.

К тому же, скорость и легкость, с которой Иран мог нарушить условия сделки в любой момент, доказывают, что сделка никогда не блокировала ему путь к ядерному оружию.

Миф №3: «Решение Трампа выйти из сделки и проводить политику максимального давления побудило Иран увеличить уровни обогащения урана»

Реальность: Иран не возобновлял 20% обогащение до тех пор, пока Трамп не проиграл президентские выборы 2020 года

Ядерные нарушения Ирана и другие эскалационные шаги в отношении Соединённых Штатов являются не ответным ударом Трампу, а работой против Байдена.

Иран возобновил обогащение урана до 20% в январе 2021 года, потому что к тому времени избранный президент Байден ясно дал понять, что откажется от политики максимального давления и будет стремиться к скорейшему возвращению в рамки СВПД.

В то время как администрация Байдена последовательно пыталась втереться в доверие к Ирану, Тегеран увеличил обогащение аж до 60%. Пока Байден мечтал о возврате СВПД, союзники Ирана атаковали американские войска в Сирии, его агенты пытались похитить журналистку Масих Алинежад на американской земле и убить её, а иранские военные из Qods Force организовывали заговоры с целью убийства бывших американских чиновников, в том числе бывшего советника по национальной безопасности Джона Болтона и заслуженного научного сотрудника Гудзона и бывшего госсекретаря Майка Помпео.

Иран — агрессивная держава, стремящаяся подорвать возглавляемый Америкой порядок на Ближнем Востоке. Надёжное военное сдерживание, подкреплённое сильным экономическим и дипломатическим давлением, — единственный способ держать его поведение в безопасных для мира и Ближнего Востока рамках.

Миф №4: «Служба безопасности Израиля подавляющим большинством поддерживает участие США в сделке с Ираном»

Реальность: политическое руководство, эксперты по безопасности и общественность Израиля считают СВПД опасным и решительно выступают против него

Сменяющие друг друга правительства Израиля, несмотря на разницу во взглядах, всегда однозначно выступали против СВПД и считали, что возвращение к нему хуже, чем полное отсутствие соглашений.

Так, премьер-министр Яир Лапид недавно в очередной раз заявил:

На наш взгляд, сделка не соответствует стандартам, установленным самим президентом Байденом: она не предотвращает превращения Ирана в ядерную державу.
 
Израиль не против соглашения вообще. Но мы против этого соглашения, потому что оно во всех смыслах плохое.

А 31 августа 2022 года организация, представляющая 5000 высокопоставленных сотрудников службы безопасности Израиля, направила президенту Байдену письмо, в котором назвала ядерную сделку «катастрофической» и заявила, что «реальная военная угроза в сочетании с разрушительными экономическими санкциями и политической решимостью в случае необходимости действовать военными средствами — это наиболее эффективный способ противодействия иранской угрозе».

Миф №5: «СВПД не имеет срока давности»

Реальность: все значимые ограничения, которые СВПД налагает на Иран, быстро теряют силу

К январю 2031 года СВПД разрешает Ирану без ограничений обогащать уран. Иран будет делать это, используя передовые центрифуги в подземных сооружениях, которые он ранее скрывал от МАГАТЭ в нарушение своих обязательств по ДНЯО.

Тогда он сможет обогатить достаточное количество урана для арсенала ядерного оружия за считанные дни. Как сказал президент Обама в момент откровенности, примерно к 2028 году Иран «будет иметь передовые центрифуги, которые смогут довольно быстро обогащать уран, и время, необходимое ему для создания одной ядерной боеголовки, сведётся практически к нулю».

В 2023 году условия СВПД отменят ракетное эмбарго ООН в отношении Ирана. В 2025 году истечёт срок действия механизма СВПД по немедленному возврату санкций. Этот механизм позволяет Соединённым Штатам или любому из их партнёров по переговорам заново вводить обязательные санкции и ограничения ООН в отношении ядерной программы Ирана, если Иран не выполнит свои обязательства по сделке. Истечение срока действия этой части соглашения фактически устранит главный источник международного невоенного давления на режим.

Утверждая, что ядерная программа Ирана останется в рамках после 2031 года и по-прежнему будет находиться под международным контролем, сторонники сделки часто указывают на ограничения, налагаемые ДНЯО, для удобства игнорируя тот факт, что Иран является злостным и последовательным нарушителем ДНЯО.

Миф №6: «МАГАТЭ неоднократно заявляло, что не видело нарушений сделки со стороны Ирана до выхода Трампа из СВПД»

Реальность: Иран завязал глаза МАГАТЭ, строго ограничив места проведения инспекций

Нарушения Ираном своих обязательств по СВПД и ДНЯО довольно подробно задокументированы. Они включают в себя сбор и сокрытие ядерного архива и владение незадекларированными и необъяснёнными ядерными материалами. Многие из этих нарушений имели место в исследовательских лабораториях, которые Иран скрыл от МАГАТЭ, в которых пытался провести санитарную обработку прямо перед инспекцией или в которых вообще не позволил МАГАТЭ провести инспекцию. Инспекторы МАГАТЭ просто не могли задокументировать нарушения там, куда их не пустили.

Более того, до, во время и после СВПД МАГАТЭ прямо заявляло, что из-за отказа Тегерана сотрудничать в отношении незаявленной ядерной деятельности и материалов агентство не может предоставить гарантии того, что иранская ядерная программа носит мирный характер.

Миф №7: «Большинство американцев, включая евреев, демократов и даже республиканцев, поддерживает возобновление сделки с Ираном»

Реальность: американцы подавляющим большинством отвергают сделку

Сторонники сделки всегда полагались на обман и преувеличение, чтобы продать идею СВПД. Они продолжают делать это и в формулировках опросов, создавая искусственное впечатление общественной поддержки путём искажения сути СВПД.

Например, в недавнем опросе респондентов спрашивали о «возобновлении ядерной сделки с Ираном, предотвращающей расширение ядерной программы Ирана». Однако СВПД прямо разрешает расширение ядерной программы Ирана. То есть опросы буквально спрашивают, поддерживает ли общественность воображаемую сделку, делающую прямо противоположное тому, что разрешают или запрещают условия СВПД.

Когда опрос фактически представляет условия СВПД, американцы решительно отвергают их, как уже отвергали в 2015 году.

Наш отдел новостей каждый день отсматривает тонны пропаганды, чтобы найти среди неё крупицу правды и рассказать её вам. Помогите новостникам не сойти с ума.

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ
Карта любого банка или криптовалюта