Поддержи наш проект

Наше издание живет благодаря тебе, читатель. Поддержи выход новых статей рублем или криптовалютой.

Перевод

1 мая 2022, 20:00

Робин Кёрнер

Робин Кёрнер

Декан Института Джона Локка

Порочность демонстрации добродетели

Оригинал: brownstone.org
BROWNSTONE.O

Через несколько десятилетий историки, несомненно, смогут назвать множество культурных феноменов, определивших нашу эпоху. Возможно, наиболее очевидным для нас, живущих сегодня, является повсеместное распространение социальных сетей и влияние, которое они оказывают на миллениалов и поколение Z. Не слишком далеко позади, вероятно, будет одержимость политическими проблемами, которые касаются якобы ущемлённых групп.

На пересечении этих двух феноменов находится публикация заявлений в форме мемов или визуальных изменений профиля в социальных сетях, которые получают кратковременную поддержку в ответ на несправедливость, которая, как подразумевается, свидетельствует о существовании большей проблемы.

Примерами последних нескольких лет можно назвать слоган «Je suis Charlie» с раскраской изображения профиля в социальных сетях в цвета французского флага и хештег #BringBackOurGirls.

В «чёрный вторник» 2 июня 2020 года десятки миллионов людей разместили чёрный квадрат в своих аккаунтах в Instagram и других социальных сетях. По словам авторов идеи это означало, что человек в течение дня будет воздерживаться от использования социальных сетей и, вместо этого, потратит день на то, чтобы больше узнать о тяжёлом положении афроамериканцев в США после смерти Джорджа Флойда. Конечно, многие — вероятно, большинство — из тех, кто опубликовал в своём профиле изображение чёрного квадрата, не сделали ничего сверх этого.

Хорошо известно, что участие в каком-либо деле вместе с другими вызывает положительные эмоции.

Публикация чёрного квадрата или, например, размещение в профиле социальной сети хештега #BringBackOurGirls может дать тем, кто это делает, ощущение, что они сделали что-то морально ценное без необходимости тратить время, деньги, энергию или творческие силы на решение проблемы. Разместить сообщение в социальных сетях одинаково легко как для тех, кто никогда не делал ничего полезного для решения проблемы, так и для тех, кто делал.

Когда миллионы людей делают это одновременно, освещение в СМИ способствует созданию впечатления «масштабности» события, но его эффективность и, следовательно, этичность зависят лишь от реального политического эффекта.

С одной стороны, политический эффект поверхностно коррелирует с публичным выражением народных требований — вот почему протесты имеют силу. Однако, с другой стороны, эта корреляция зависит и от других факторов, таких как риск, понесённые затраты и неудобства для политиков, создаваемые протестующими.

Человек, который провёл много часов, недель или даже лет в роли активиста против расовой несправедливости, сексуальных домогательств, движения Боко Харам или чего-то другого, потому что это беспокоит его, кто заплатил своим временем и деньгами, чтобы изменить положение дел, имеет право писать всё, что захочет. Однако маловероятно, что такой человек будет довольствоваться использованием шаблонного изображения или хештега, а затем перейдёт к другой теме. Скорее всего, такой человек найдёт собственные слова и способы самовыражения, чтобы показать свою страсть, мысли, опыт, действия и, самое главное, — знания и вклад в исправление проблем, которые его беспокоят.

Причина публикации поста должна быть не в самом факте его публикации

Чтобы изучить моральный и политический эффект «демонстрации добродетели», важно понять мотивацию человека. Даже если человек искренне верит в то, что публикует, даже если он тщательно проанализировал свои мотивы перед публикацией, даже если он провёл многочасовое исследование о теме публикации, даже если он собирается сделать больше, чем просто разместить пост в социальных сетях — даже если всё это верно — он публикует определённый пост в определённое время только потому, что так делают все остальные.

Участие других людей в акции является главной причиной того, что у конкретного человека возникла мысль принять в ней участие. Почему это важно?

Добрый поступок не перестаёт быть добрым только потому, что многие делают то же самое или потому, что действия других послужили мотивацией для совершения доброго поступка.

Более того, тот факт, что «все остальные что-то делают», является хорошей причиной для того, чтобы сделать то же самое, если политический эффект действия положительно и нелинейно зависит от числа участников. Именно благодаря эффекту нелинейности публичные крупномасштабные протесты могут достичь своих целей.

Заявление о своей поддержке чего-либо путём публикации постов в интернете не требует практически никаких усилий, а это значит, что даже если это действие принесёт лишь небольшую пользу, то коллективный эффект от действий массы людей может оказаться весьма значительным, чтобы считать уровень отдачи весьма высоким.

Однако эти размышления не касаются участия в подобных акциях, если их влияние является или может оказаться негативным для самой причины возникновения акции.

Возможно ли это?

Легко представить, что вовлечение миллионов людей в «демонстрацию добродетели» может создать ложное ощущение того, что проблема решена, хотя для этого не было предпринято никаких действий.

В большинстве государств водитель, проезжающий мимо места аварии, не обязан останавливаться, чтобы оказать помощь. Однако во многих из них остановка на месте аварии как бы с целью оказания помощи, а затем неоказание помощи, является преступлением. Это связано с тем, что другие водители, которые также могли бы оказать помощь, могут подумать, что им не нужно останавливаться, поскольку необходимая помощь уже оказывается.

Главный принцип заключается в том, что создание видимости помощи и её неоказание с моральной и фактической точек зрения является худшим вариантом, чем бездействие, поскольку оно косвенно причиняет вред.

Все вопросы, касающиеся «демонстрации добродетели» в социальных сетях, имеют большое моральное значение. В конце концов, именно по этой причине они и существуют. Учитывая этот факт, делать заявление в социальных сетях только потому, что все остальные делают это и именно так, как это делают другие, значит пренебрегать моральными вопросами, которые подразумевает содержимое публикации. Делают ли такие действия что-нибудь для уменьшения предполагаемой несправедливости — или, может быть, они делают только хуже?

Можно задуматься о потенциальной проблеме моральной последовательности, задав вопрос, почему, например, тот, кто публично заявляет об отвращении к расизму, размещая чёрный квадрат, не упомянул также, скажем, об уйгурах в Китае. Конечно, сторонний наблюдатель мог бы найти этому разумное объяснение, но вопрос заключается в том, есть ли у того, кто разместил чёрный квадрат или хэштег, свой собственный морально последовательный ответ на это.

Если это не ваши слова – то это и не ваш смысл

Если проблема достаточно важна, чтобы у неё появился лозунг, который поддержат миллионы, то у такого движения не будет чётких целей. Движения — это большие, непредсказуемые вещи. Человек, будучи всего лишь одним из миллионов тех, кто поддерживает конкретный лозунг, не может контролировать направление движения и то, чем оно станет. Будет ли дело, отождествляемое с лозунгом, оставаться верным своим идеалам или изменится в угоду определённой группы?

Например, станет ли лозунг «Black Lives Matter» в конечном итоге заявлением, которое спасёт жизни чернокожих людей? Или оно усилит повестку, которую не поддержит большинство из тех, кто желает справедливости для чернокожих американцев? Некоторые из них уже выразили несогласие с рядом политических заявлений на сайте «Black Lives Matter», такими как разрушение нуклеарной семьи, которое, вероятно, приведёт лишь к ухудшению уровня жизни чернокожих (и других) американцев.

Когда пользователь социальных сетей решает опубликовать лозунг какого-то движения, он автоматически заявляет о поддержки всех действий движения. Таким образом, он берёт на себя моральную ответственность за то, во что превращается движение, поскольку его поддержка способствовала увеличению его силы и влияния, которым оно в конечном итоге обладает — что приводит к появлению ответственности за движение без возможности как-либо повлиять на него.

Обычно вопрос, который порождает мемы «демонстрации добродетели», слишком серьёзен для того, чтобы принимать в нём участие до его изучения.

Человек, который готов сказать не больше и не меньше, чем лозунг, который публикуют все его друзья, не приложив должных усилий, чтобы убедиться, что эти слова будут служить справедливости лучше, чем всё, что он бы придумал сам, приложив немного усилий, не может знать, делает ли он ситуацию лучше или хуже.

Когда речь идёт о вопросах жизни и смерти, такое поведение можно считать серьёзным пренебрежением моральной ответственностью.

Добродетель: положительная, отрицательная и дешёвая

Великая несправедливость вызывает великую добродетель — но также, увы, и дешёвую добродетель, потому что она даёт возможность получить нечто ценное, не прилагая ни малейших усилий.

Это «нечто ценное» — чувства заботы, правоты, доброты, а также моральный статус внутри своей социальной группы.

И что?

Моральная проблема здесь заключается в том, что, независимо от намерений, тот, кто «демонстрирует добродетель», извлекает выгоду из несправедливости, не делая ничего, чтобы её исправить. Это не добродетель; это даже не дешёвая добродетель: это отрицательная добродетель, которую лучше назвать пороком.

Как отличить их друг от друга? Можно воспользоваться простым эмпирическим правилом.

Истинная добродетель улучшает жизнь того, кто страдает от несправедливости, в большей степени, чем того, кто говорит или предпринимает действия против неё.

Отрицательная добродетель делает прямо противоположное.

Поскольку те, кто делает банальные с моральной точки зрения заявления, которые увидят их друзья, улучшают скорее свою жизнь, правило подчёркивает, что необходимо убедиться, что заявляющий о добродетели улучшает жизни людей, которых он якобы поддерживает, в большей степени, чем свою собственную жизнь.

Не сделать этого — значит не только не помочь жертвам, но и использовать их статус ради собственной выгоды.

Это объясняет, почему некоторые люди, особенно те, кто не привык к демонстрации своих добродетельных поступков (а именно этого требуют социальные сети), испытывают чувство дискомфорта по поводу «демонстрации добродетели» и считают такое поведение лицемерным и морально сомнительным.

Эта идея отражена в библейском стихе:

И, когда молишься, не будь, как лицемеры, которые любят в синагогах и на углах улиц, останавливаясь, молиться, чтобы показаться перед людьми. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою.
— Евангелие от Матфея 6:5

Можно ли заниматься «демонстрацией добродетели», не нарушая вышеприведённого морального правила?

Скорее всего, ответ будет утвердительным, но, в таком случае, «демонстрация добродетели» должна удовлетворять простому условию: она не должна налагать моральных обязательств на других, не налагая их на того, кто её продемонстрировал, а продемонстрироваший должен будет приложить максимум усилий, чтобы выполнить принятые им на себя моральные обязательства.

Лишь когда он приложит усилия, чтобы соответствовать этому правилу, «демонстрация добродетели» приведёт к совершенствованию личности и политическим изменениям.