Поддержи наш проект

Наше издание живет благодаря тебе, читатель. Поддержи выход новых статей рублем или криптовалютой.

Перевод

12 апреля 2022, 16:00

Райан Макмакен

Райан Макмакен

Главный редактор Института Мизеса

Краткая история экспертов, поощряющих ядерную войну

Оригинал: mises.org
MISES.ORG

В Америке существует активное, влиятельное и хорошо финансируемое меньшинство политиков и экспертов, считающих, что эскалация конфликта между ядерными державами и даже ядерная война между ними — не такая уж большая опасность.

Это люди считают себя «самыми взрослыми в комнате», а тех, кто проявляет благоразумие и осторожность, с уважением относясь к верховенству права, — предателями, трусами или российскими агентами.

Рассмотрим, например, предложение Шона Хэннити от 2 марта о том, что НАТО — имея в виду Соединённые Штаты — должны атаковать российскую танковую колонну с помощью «истребителей или беспилотников и уничтожить всю эту чёртову колонну». По мнению Хэннити, это не будет считаться эскалацией, потому что НАТО может решить не сообщать русским, кто совершил нападение, и тогда Москва «не будет знать, кому наносить ответный удар».

Поддержка идеи бесполётной зоны над Украиной является одним из самых опасных способов эскалации конфликта, поскольку фактически это было бы объявлением войны России. Сенатор Роджер Уикер заявил, что США должны «серьезно рассмотреть» возможность введения бесполётной зоны. Конгрессвумен из Флориды Мария Салазар поддерживает введение бесполётной зоны, «глубокомысленно» отмечая, что «свобода имеет свою цену». К счастью, большинство членов Конгресса, судя по всему, понимает, что введение бесполётной зоны означает начало Третьей Мировой Войны.

А ещё есть эксперты, которые открыто призывают к ядерной войне, размахивая кулаками. Главный иностранный корреспондент NBC Ричард Энгел, явно имея в виду ядерную войну, предположил, что США должны рискнуть всем, чтобы уничтожить российский конвой.

А вот и Сэм Боуман, старший научный сотрудник Института Адама Смита, говорит, что ради противостояния России «стоит рискнуть» угрозой ядерной войны.

К сожалению, столь безответственные призывы к эскалации не новы и принадлежат к давней традиции времён Холодной Войны. Согласно данному образу мышления, ядерная война «стоит того», если она означает «победу».

Сегодня многих из тех, кто призывает к подобным вещам, можно найти в левоцентристских кругах, например Энгеля, или среди самоназванных неолибералов, таких как Боуман. Однако ещё во время Холодной Войны самых убеждённых сторонников ядерного конфликта можно было встретить в рядах консерваторов вроде Уильяма Бакли. Легкомысленное отношение к ядерной войне иллюстрирует самый тревожный аспект позиции «пусть летят бомбы»: те, кто выступает за «риск», считают, что они (или ничтожное число политиков) должны решать за весь человеческий род, сколько миллионов людей можно принести в жертву ядерному пламени.

Сторонники Холодной Войны за ядерную войну

Сейчас большинство игнорирует тот факт, что лидеры консервативного движения активно выступали за развязывание ядерной войны. Например, сам Уильям Ф. Бакли предлагал принести западную цивилизацию в жертву, чтобы испепелить русских в ядерной войне.

В книге «Заговор Кеннеди» Дэвид Миллер отметил, что многие консерваторы того периода испытывали жажду крови:

Решение президента Кеннеди в 1962 году избежать нового вторжения на Кубу возмутило практически всех правых в Америке...
 
В статье от 10 ноября 1962 года Уильям Ф. Бакли-младший призвал к ядерной войне против русских, утверждая, что «если что-то и может быть справедливым, то это ядерная война против СССР, поскольку враг сочетает в себе безжалостность и дикость Чингисхана со зверской эффективностью машины IBM [ах да, этот эффективный Советский Союз!] ... Лучше с некоторой вероятностью быть мёртвым, чем быть красным. А если мы умрём? Ну, тогда мы умрём».
 
Бакли был далеко не единственным американским правым, призывавшим к ядерной войне в начале 1960-х годов. Уильям Шламм, член Общества Джона Бёрча, который помог основать National Review в 1950-х годах, заявил в 1960 году в Кёльне, что Запад должен быть готов пожертвовать 700 000 000 человек, чтобы победить коммунизм.

Кларенс Мэнион, консервативный радиоведущий того времени, предложил создать гору из десяти миллионов трупов во имя «победы» в Холодной Войне:

Я устал слушать, как такой старик, как [лауреат двух Нобелевских премий] Лайнус Полинг, говорит о своём страхе погибнуть в ядерной войне. Сколько он вообще хочет прожить? Я бы предпочёл пожертвовать 10 000 000 обугленных тел, одним из которых я гордился бы быть, нежели проиграть коммунистам.

Лучше мёртвый, чем красный? Кто дал им право решать?

Действительно, возможное вымирание человечества не является большой проблемой, если человек искренне верит, что каждому человеку «лучше быть мёртвым, чем красным». Рональд Хамови, однако, предположил, что, возможно, это плохая идея — позволить Бакли или кому-либо ещё решать за всех, является ли смерть более предпочтительной, чем коммунизм:

Мистер Бакли предпочитает быть мёртвым, а не красным. Я тоже. Но я настаиваю на том, чтобы каждый человек имел право принять данное решение самостоятельно. Ядерный холокост же сделает это за них.

Поддерживая позицию Хамови, Мюррей Ротбард отмечал:

Любой желающий имеет право принять личное решение: «лучше быть мёртвым, чем красным» или «дайте мне свободу или дайте мне смерть». Чего он не имеет права делать, так это принимать данные решения за других, как это делают воинствующие консерваторы. Такие лозунги являются боевыми призывами не благородных героев, а серийных убийц.

В конце концов, консерваторы стали делать вид, что эти мнения вообще никогда не высказывались. Как объяснял Ротбард:

Истинная руководящая идея консервативного движения была чётко сформулирована на публичном антикоммунистическом митинге много лет назад откровенным и пламенным Лео Брентом Бозеллом: «Чтобы уничтожить мировой коммунизм, я готов уничтожить всю Вселенную, вплоть до самой далёкой звезды». Не нужно быть радикальным либертарианцем, чтобы не поддерживать Брента Бозелла и консервативное движение, чей девиз не «лучше умереть, чем быть красным», а «лучше ты, и ты, и ты будете мёртвыми, чем красными».

Конечно, современные сторонники ядерной войны более скрытны, чем Бакли и Мэнионы. Они не говорят прямо: «Я лучше испепелю полмира, чем буду жить в мире, где русские завоевали Мариуполь!» Они призывают к благозвучным формам эскалации, таким как «бесполётные зоны» или «бомбардировка конвоя». Или загадочному «может быть, нам стоит рискнуть всем». Возможно, это прогресс по сравнению со старыми временами 1962 года.

Однако люди, которые серьёзно относятся к ядерной войне, знают на примере реальной истории, что мобилизация и эскалация приводят к очень плохим результатам, намного превосходящим представления политических лидеров о возможных последствиях. Как бы ни пытались уверить в обратном сторонники военной эскалации, правда в том, что не все проблемы в мире могут быть решены с помощью войны.