Поддержи наш проект

Наше издание живет благодаря тебе, читатель. Поддержи выход новых статей рублем или криптовалютой.

Мнение

22 мая 2022, 20:56

Павел Дубравский

Павел Дубравский

Политтехнолог

Диктатура возвращается на Филиппины

Филиппинские выборы незаслуженно остались незамеченными на фоне президентской кампании во Франции. Пока интернет обсуждал шансы Ле Пен против Макрона, в Юго-Восточной Азии произошла революция. Сын свергнутого в 80-е годы диктатора смог вернуть свой клан к власти спустя 36 лет и переписать историю целой страны. Его зовут Фердинанд «Бонгбонг» Маркос, и он стал новым президентом Республики Филиппины.

Несколько фактов о кампании, которые будут особенно интересны читателю:

1. В Филиппинах не были проведены люстрации после двух революций, поэтому «призраки прошлого» постоянно возвращаются в политику.

2. Власть в этой стране принадлежит 234 семьям, которые владеют большинством постов в законодательной и исполнительной власти.

3. Маркосу Бонгбонгу удалось переписать историю своей семьи и целой страны. Он изменил восприятие себя избирателями через интернет. В этом ему помогли грязные политические технологии, фабрика троллей и политика дезинформации в отношении себя и оппонента.

4. Противостояла Маркосу правозащитница и действующий до этих выборов вице-премьер, которая взяла эту должность в 2016 году.

5. Избиратель на Филиппинах — один из самых молодых в мире. Из зарегистрированных 65 миллионов избирателей, 32.7% — это люди в возрасте от 13 до 30 лет. Из них впервые в этом году проголосовали 5,4 млн человек.

6. Филиппинцы «живут в интернете», 70% из них постоянно онлайн. Примерно половина не может отличить «фейковую» новость от реальной.

Эта кампания очень важна в контексте нового мирового порядка, который медленно формируется в 2022 году. Диктатура и авторитарные режимы научились пользоваться цифровыми технологиями, чтобы добиваться победы через демократические институты. Всего 36 лет понадобилось номенклатуре, чтобы вернуть власть в своей стране бескровно и под овации почти 60% избирателей. Через смешные танцы в TikTok и вульгарную дезинформацию, Маркос достучался до молодого избирателя и рассказал ему свою версию истории Филиппин. В этой версии не было диктатуры, не было изъятия частной собственности, не было репрессий и убийств политических оппонентов. Только развитая экономика, увеличение налоговых поступлений и развитие инфраструктуры.

Номенклатура научилась работать с общественным мнением. Эпоха доверия к традиционным СМИ ушла, и теперь политическую пропаганду упаковывают в смешные видео на YouTube и флешмобы в TikTok. А тысячи ботов буквально переписывают историю в социальных сетях, выдавая диктатора за «вождя народа» и сторонника политических прав и свобод.

Исторический контекст

Маркос побеждает на выборах

Прежде чем приступить к разбору прошедшей избирательной кампании, кратко вспомним историю Филиппин.

Филиппины — страна двух национальных революций. Первая произошла в 1986 году и называлась «Жёлтой революцией» или «Революцией народной власти». Народ Филиппин сверг диктатора Фердинанда Маркоса и его семью, которые правили страной с 1965 года. Вторая Народная революция случилась в 2000–2001 годах, и целью восстания стал 13-й президент страны Джозеф Эстрада.

Фердинанд Маркос был избран президентом Филиппин в 1965 году, и в 1969 году переизбран на второй срок. В своих речах он обещал ликвидировать социальное неравенство и бедность, восстановить сельское хозяйство. Во время его избирательных кампаний эксперты отмечали рост использования грязных политических технологий — запугивания и шантажа, хотя филиппинские выборы всегда славились криминальными методами организации.

К 1972 году отношения Маркоса с конгрессом и политическими партиями осложнились. Он объявил чрезвычайное положение в стране, отменил конституцию и формально стал диктатором. Он занялся экономикой. Уже в 1973 году на 60% выросли налоговые поступления в бюджет, был реализован начальный этап земельной реформы. В стране была введена плановая экономика, лозунгом которой стал «экономический национализм». Было объявлено о создании нового общественного порядка — «общества равноправия» и «новой социальной ориентации». Целевой аудиторией такой политики стали семьи с низкими доходами. С этого периода сторонники Маркоса называли его «отцом народа», «вождём». А отмена конституции и введение чрезвычайного положения стали называть «демократической революцией 1972 года».

1973 год подарил стране новую конституцию. С этого периода начинается эпоха референдумов, которых за период правления Фердинанда было целых семь. Любитель проведения референдумов и выборов под «присмотром» военных, Маркос закрывает за решёткой видных оппозиционных деятелей. Среди них — генеральный секретарь либеральной партии Бенигно Акино. Под пресс государства попадают все несогласные журналисты, публицисты, политики и активисты. Люди Маркоса не гнушаются изымать их собственность за политические взгляды. Особенно сильно это бьёт по академическому сообществу и промышленникам. Суды, промышленность, армия — всё теперь под контролем Маркоса.

В 1981 году Фердинанд Маркос издаёт «прокламацию номер 2045» и отменяет военное положение. Он выигрывает на выборах, которые бойкотирует оппозиция. Его оппонент от националистической партии получает меньше 9% голосов, и Фердинанд выигрывает с 88%.

Главу либеральной партии Бенигно Акино, считавшегося единственным лидером оппозиции, убивают в 1983 году. На похоронах политика собирается многолюдная манифестация. Сторонники Акино надевают жёлтые ленточки, символизирующие ненависть к Маркосу. Именно поэтому революция носит название «Жёлтой».

Свержение диктатуры Маркоса

В ноябре 1985 года Маркос объявил о новых президентских выборах, хотя до окончания его 6-летнего срока правления оставался ещё год. К тому времени недовольство президентом было уже повсеместным. Единым кандидатом от оппозиции стала вдова Бенигно Акино, Корасон Акино.

Выборы состоялись в 1986 году и не обошлись без скандалов. Избирательная комиссия страны объявила Маркоса победителем и сообщила, что он получил 53,6% голосов, а Акино — только 46,1%. Общественное движение наблюдателей NAMFREL (the National Movement for Free Elections) сразу поставило эти цифры под сомнение. После учёта трети голосов организация предложила Маркосу признать поражение. По их подсчётам, диктатор набрал только 33%, когда Акино взяла 55%.

Далее события стали разворачиваться стремительно: Акино выступила перед большой толпой сторонников и призвала забирать все деньги из банков, бойкотировать правительственные компании, отказаться от уплаты налогов, игнорировать правительственные СМИ и постоянно выходить на протесты. В это же время военные готовили свой переворот, но потерпели неудачу. Чтобы хоть как-то обелить себя в глазах общественности, руководители военного заговора признались, что фальсифицировали выборы.

Следующие дни ознаменовались столкновениями войск Маркоса с филиппинским народом. Диктатору отключили ТВ-вещание, а его военные вертолёты всем экипажем перешли на сторону оппозиции и даже пустили ракету в президентский дворец. В итоге Маркос и Акино в один и тот же день проводили две разные инаугурации. Все западные послы проигнорировали Маркоса, а власти США рекомендовали ему уйти в отставку. Вечером того же дня он улетел на американском вертолёте и больше никогда не ступал на землю филиппинских островов.

До самого конца жизни ему было запрещено возвращаться на родину. Он медленно умирал от болезни почек на Гавайях, где и был похоронен после смерти. Ещё при жизни ему запретили навестить могилу матери, а после смерти длительное время отказывали в захоронении ему самому. Только спустя годы его тело вернули в страну и перезахоронили.

По стопам отца

Но история клана Маркос на этом не закончилась. Его семья успела перевести из страны миллионы незаконно присвоенных долларов. По информации BBC, деньги были переведены в швейцарские банки, а также вложены в многочисленную недвижимость. Одним из таких объектов «наследия Маркоса» стала недвижимость в престижном районе Манхэттена.

Семью Маркос пытались засудить, но это не всегда удавалось. Так, дело о мошенничестве 1990-го года стало крупной неудачей истцов. Присяжные оправдали Имельду Маркос, жену Фердинанда, и она смогла вернуться на Филиппины.

Дело клана Маркос живёт и сегодня. Имельда Маркос дважды пыталась стать президентом, но безуспешно. В 2018 году её приговорили к 11 годам заключения за создание частных фондов для отмыва денежных средств. Через них она пыталась скрыть своё богатство. Ей разрешили выйти под залог, а её дело до сих пор находится на рассмотрении Верховного суда. Оппоненты Маркоса-младшего уверены, что, став президентом, он освободит свою мать от ответственности.

После возвращения на родину сын Фердинанда Маркоса продолжил путь отца. В 1975 году он закончил Оксфорд по специальности «Философия, политика и экономика», однако, по данным сайта Verafiles, дипломаты страны «уговорили» университет дать сыну диктатора специальный диплом по общественным наукам, хотя последний провалил два экзамена.

Политический опыт Маркос-младший получал в родной провинции. Он был губернатором Северного Илокоса в 1980-х годах, где заменил свою тётю. Он был вынужден уйти во время восстания, которое свергло его отца. Вернувшись на родину, он снова представлял интересы этой провинции, став губернатором, а затем и сенатором в 2010 году.

За 6 лет работы в Сенате он помогал принимать законы благотворительного и социального характера. Например, о защите пожилых людей и расширении чрезвычайной помощи детям. Почти 70% из 52 законопроектов, в которых он участвовал, касались объявления праздников и фестивалей. На втором месте идут законы о переименовании магистралей, провинций и городов.

На выборах 2016 года Маркос проиграл правозащитнице Лени Робредо пост вице-президента страны. Разница между ними составила менее 1%. Во время кампании 2022 года они снова боролись друг против друга, но уже за пост президента.

Сейчас Маркосу 64 года, и он — новоизбранный президент Филиппин.

Ход избирательной кампании

Семейное увлечение политикой касается не только династии Маркос. В стране приветствуется участие в политике целыми семьями, а иногда и поколениями. Так, в 2010 году президентом Филиппин стал потомок убитого главы либеральной партии при Фердинанде — Бенигно Акино III.

На 2019 год в стране с населением 110 миллионов человек 67% всех должностей законодательных органов, 80% губернаторского корпуса и 53% мэров городов принадлежало 234 семьям. При этом президентский срок ограничен 6 годами, а вице-президента — двумя сроками по 6 лет.

Филиппинцы также нейтрально относятся к коррумпированным политикам: смещённый в ходе второй национальной революции в 2001 году Джозеф Эстрада уже в 2010-м попробовал вернуться в президентское кресло. Он смог набрать 26,5% голосов.

Другая особенность избирательных кампаний на Филиппинах — это возраст электората. На прошедших выборах из зарегистрированных 65 миллионов избирателей, 32.7% — люди в возрасте от 13 до 30 лет. Из них 5,4 миллиона человек проголосовали впервые. Эти выборы были борьбой за голоса молодых.

Кто противостоял возвращению диктатуры?

Главным соперником Бонгбонга стала Мария Леонор «Лени» Робредо. Адвокат и общественный деятель, занявшаяся политикой после смерти мужа, Робредо победила Маркоса и занял пост вице-президента в 2016 году.

Она участвовала в конфликте против президента Родриго Дутерте. Именно Лени Робредо поклялась прекратить внесудебные убийства в развязанной Дутерте войне против наркотиков. Во время пандемии она отправляла медицинское оборудование и материалы нуждающимся провинциям, а также постоянно участвовала в миссиях помощи в провинциях, пострадавших от стихийных бедствий.

Союзником Бонгбонга стала Сара Дутерте — дочь Родриго Дутерте, бывшего президента Филиппин. Её семья прочно вошла во властные круги начиная с её дедушки, который был мэром, а затем и губернатором. Маркос избирался от партии федералистов, а Дутерте — от Лакаских христиан-мусульман демократов (Lakas-CMD).

Союзником Робредо стал Кико Пангилинан, местный сенатор. В 2016 году Робредо избиралась от Либеральной партии, но в этот раз пошла самовыдвиженцем. Пангилинан же выдвинулся от Либеральной партии.

«Золотой век Маркоса» и переписывание истории Филиппин

Формирование образа Маркоса началось с отбеливания истории его семьи в контексте страны, и для этого он прибегнул к переписыванию истории путём внедрения массовых фейков в социальных сетях.

За месяц до старта кампании во всех социальных сетях, особенно в Tiktok, начался масспостинг положительных материалов о Маркосе-старшем. Так появился флешмоб, когда молодые люди включали свои пожилым родственникам гимн страны времён диктатуры Фердинанда Маркоса и записывали их реакцию. Ожидалось, что пожилые люди негативно воспримут этот марш — он ассоциировался с беднотой, коррупцией и насилием. Но всё оказалось прозаичнее: люди вставали под гимн, танцевали, радовались и даже салютовали под него.

Эта кампания началась задолго до президентских выборов. Ещё в 2000 году клан Маркос начал спонсировать публикации о неправильном понимании истории Филиппин. Оказывается, Маркос-старший был патриотом и защитником родины, а все обвинения в коррупции — не более, чем миф. При нём появилась современная инфраструктура, а страна стала богаче — фактически, так и было. При диктаторе развивалась инфраструктура городов, а экономика росла благодаря увеличившимся налоговым поступлениям — оставалось только как-то заставить людей забыть о том, как попадали в тюрьму и умирали политические оппоненты Фердинанда.

Столкновение двух реальностей прошлых лет нашло себя в «войне правок» в Википедии. Модераторы из исторической группы Филиппин столкнулись с беспрецедентными нападками на страничку Маркоса. Из неё пытались убрать всё, что связано с коррупцией и диктатурой.

Штаб Маркоса сосредоточился на визуальном и аудиальном контенте. Вместо постоянной борьбы с администрацией Facebook и Twitter, штаб сосредоточился на продвижении в Tiktok и YouTube. По мнению политтехнологов, именно работа с «поколением зумеров» помогла Маркосу «завируситься» и скорректировать свой политический образ. На Tiktik Маркоса сейчас подписаны 1,6 млн. человек. Его аккаунт собрал 7,8 млн лайков. Для сравнения, аккаунт Лени Робредо собрал 2 млн лайков при почти полумиллионе подписчиков.

Эта технология была испробована ещё в 2016 году, когда на президентских выборах победил Дутерте. Основой его кампании стали интернет-тролли, фейки и «кампании ненависти». Сегодня 99% филиппинцев пользуются интернетом. Более чем половине из них сложно отличить настоящую новость от фейковой. А всего около 75% филиппинцев постоянно онлайн. Лауреат Нобелевской премии Мария Рессе считает, что современные диктатуры лучше адаптировались к новой цифровой реальности, чем демократии. Идеи подчинения, тоталитаризма и диктатуры подаются там под смешные танцы и эмодзи.

Среди тем, которые распространялись про-маркосовскими группами в социальных сетях, а также на YouTube и TikTok, основными были следующие:

— «Маркос никак не связан с коррупцией»;
— «Никакой диктатуры на Филиппинах не было»;
— «При Маркосе развивалась инфраструктура, экономика росла»;
— «Бедность при Фердинанде — это миф, который раздули его оппоненты»;
— «Если Маркос снова будет у власти, всё богатство, которое принадлежит его семье, тоже вернётся на Филиппины и страна станет богаче»;
— «Миф о „золоте Маркоса“, которое он якобы получил, найдя клад одного из японских адмиралов»;
— «Победа Маркоса младшего была предсказана Нострадамусом»;
— «Маркос-старший никогда не арестовывал своих оппонентов и никогда не изымал их собственность»;
— «Если Бонгбонг коррупционер, то почему он до сих пор не сидит в тюрьме?».

Увеличение количества упоминаний «золота Маркоса» по мере приближения дня голосования. Источник: https://www.rappler.com/nation/elections/tracing-myth-marcos-gold-online/.

В TikTok видео состояли из архивных фото Фердинанда-старшего под меланхоличную музыку с плачущими смайликами. Такие ролики меняли отношение к Маркосу старшему и всему клану Маркос. На фоне общей кампании по обелению семейства диктатора, такие ролики становились вирусными, запоминались и вызывали эмоции. Они создавались с многочисленных и часто совсем пустых аккаунтов. Другой популярный формат — фотографии Маркоса-старшего с его женой и семьёй под песню «Material Girl» Мадонны.

Филиппинская фабрика троллей

При Дутерте тролли были очень примитивными: штаб выдавал им текст, который они копировали буквально слово в слово. Маркос пошёл дальше и превратил классическую фабрику троллей в настоящую ферму. Аккаунты буквально «выращивались», закупались заранее или создавались с нуля. Их вели люди с реальными фотографиями и открытыми профилями. Большинство таких страничек ежедневно обновлялись, делились своими воспоминаниями, мнением о новостях. Их контент не состоял на 100% из поддержки Маркоса. Наоборот, такие страницы выглядели реальными, ведь рядом с видео про Фердинанда Маркоса красовался пост о жизни, фотографии с друзьями.

Современная сеть троллей возглавляется модератором и работает как колл-центр. Модератор курирует своих сотрудников — обычно это 10 человек, каждый из которых может обрабатывать десятки учётных записей. Он информирует их о повестке дня, важной новости, на которую нужно реагировать, или критике, которую нужно отбить.

Другие модераторы опираются на микроинфлюенсеров или «ключевых лидеров мнений», у которых есть несколько тысяч последователей. Они выбираются кандидатами в зависимости от социально-экономического класса, возраста и местоположения. Рыночная ставка составляет от 4 до 6 центов за лайк, подписчика или сторонника.

По словам филиппинского политтехнолога, влиятельный человек с 10 000 подписчиков может зарабатывать от 5800 до 6800 долларов США на ежемесячной основе во время избирательного сезона — более чем в 10 раз больше, чем средняя зарплата учителя по стране.

Борьба за поколение зумеров

Стратеги штаба Бонгбонга поняли важную вещь — для того, чтобы говорили о тебе, а не о твоём оппоненте — надо кричать громче всех. А кто справится с этим, если не молодое поколение? В кампании будущего президента участвовал его сын Александр Фердинанд, который для других молодых людей стал новой иконой. В интернете его зовут «Александро» и посвящают ему признания в любви.

Борьба Бонгбонга за электорат началась с сегментации. Штаб политика построил кампанию на гипотезе, что миллениалы — гораздо большие инфлюенсеры, чем представители старших поколений. На это и была сделана ставка. Во время агитации в TikTok и YouTube молодому поколению демонстрировалась жизнь семьи Бонгбонга Маркоса: счастливые и богатые дети, которые всегда улыбаются и довольны жизнью. Эта картинка ретранслировалась молодому поколению под видом обещания о новой жизни при президенте Бонгбонге.

Из жизни Александро же сделали реалити-шоу, где в главной роли — сын будущего президента. Например, в одном из популярных видео на канале Бонгбонга сын ведёт отца на смену образа и стиля одежды. Формат картинки очень напоминает реалити-шоу, где главные герои сидят перед камерой и комментируют свои поступки на видео.

Агитация Бонгбонга – атака на оппонентов

Против Робредо велась заказная кампания. По заявлению Twitter и Facebook, они удалили несколько сотен аккаунтов и рекламных кампаний, выставлявших недостоверную информацию о Робредо. Бывшая сотрудница Cambridge Analytica сказала журналистам, что Бонгбонг обращался в компанию за помощью в исправлении имиджа в социальных сетях. Сама компания это отрицает.

Основными темами, направленными на очернение образа Лени Робредо, стали:

— «Лени Робредо очерняет историю Маркоса и, тем самым, очерняет историю своей страны»;
— «Лени Робредо не сможет объединить Филиппины, а только разделить»;
— «Лени Робредо сфальсифицировала выборы в 2016 году и обошла Маркоса менее чем на 1%».

Для Робредо же главным аргументом оказалось прошлое Бонгбонга. Но ни она, ни её штаб не ожидали, что историю можно переписать, а обвинителя сделать подозреваемым. Тяжело верить обвинениям того, кто сам нечист на руку. Именно этим и воспользовался штаб Бонгбонга, массово растиражировав историю про «украденные выборы» в 2016 году.

После кампании секрет фабрики троллей стал доступен общественности. Один из троллей публично извинился и признался, что главной его задачей было уничтожение репутации Робредо. Он возглавлял ячейку троллей, то есть был старшим и сам раздавал указания, как освещать новости, где нужно отстоять Маркоса, а где — напасть на Робредо.

В 2016 году компания VERA Files выпустила подробный отчёт о чёрных политических технологиях во время выборов президента Дутерте. В этом году они подготовили новый материал, уже о Маркосе Бонгбонге. Оказывается, атака на Лени Робредо началась ещё в 2021 году, задолго до старта кампании.

Особенность филиппинских выборов — в том, что побеждает тот, кто чаще и «громче» коснётся избирателя в социальных сетях, а также устроит самый роскошный праздник-концерт во время предвыборного ралли. Под «касанием» подразумевается столкновение избирателя с агитацией или информацией о политике или партии. Это может быть как встреча с волонтёром кандидата, так и очередная новость в социальных сетях.

Робредо оценила силы чёрных политических технологий штаба Маркоса. В качестве ответа на всю дезинформацию о выборах 2016 года она создала «войска правды» — интернет-воинов, отстаивающих честь Робредо и истории страны. Если для работы в интернете Робредо создала свою собственную армию в ответ на фабрику троллей Маркоса, то классические инструменты кампании ей пришлось менять на ходу. Штаб Робредо сделал ставку на grass-roots кампанию. Это такой вид агитации, который предполагает личный контакт политика и её сторонников с избирателем. Чаще всего это поквартирная агитация, когда волонтёры ходят от двери до двери (ОДД) и общаются с каждым жителем страны. В случае с Филиппинами обход был подомовым.

Кампания Робредо успешно заполонила города и деревни своими сторонниками в розовых футболках. В феврале 2022 года у Лени было 2 миллиона таких волонтёров. Их называют Kakampink, что дословно переводится как «розовые союзники». Агитаторы Робредо столкнулись с сильным сопротивлением в бедных провинциях Филиппин. На них сливали грязную воду, обзывали и часто не открывали дверь. Самое частое, что они слышали в таких районах: «Мы с Маркосом, уходите».

Свою стратегию «радикальной любви» политик позаимствовала у оппонентов Реджепа Эрдогана из Турции. Если совсем кратко, суть этой коммуникационной стратегии сводится к следующему: вместо того, чтобы игнорировать сторонников популистов, политик продолжает диалог с ними и пытается убедить их поддержать себя, особенно в социальных темах вроде бедности. Такая стратегия позволяет избежать поляризации общества. Политик проявляет уважение к избирателям своего оппонента и не отказывается от них, продолжая диалог и агитацию даже в последние дни избирательной кампании.

Уязвимость такой стратегии — информационная экосистема. Если большинство голосов в СМИ и медиа относятся к государственной пропаганде или проплаченным материалам, «радикальная любовь» не работает, теряясь среди прочих голосов. «Радикальная любовь» также разбивается о фальсификации выборов в виде скупленных голосов. Такие кейсы до сих пор встречаются на Филиппинах и носят массовый характер. Скупщики голосов уезжают в отдалённые и малозаселённые провинции, где скупают голоса местных. Робредо планировала противостоять таким махинациям двумя способами: повышением культуры коммуникации в стране и культуры общения между филиппинцами, а также — армией наблюдателей, преимущественно состоящих из волонтёров штаба. Они должны были пресекать и фиксировать такие моменты.

Робредо было важно достучаться до каждого жителя Филиппин, поэтому она сделала упор на кампанию в интернете. На январь 2021 года она успела потратить на Facebook 14.1 млн филиппинских песо. При этом Маркос потратил 0 песо. А вся его кампания годами строилась на мемах, фейках и дезинформации от лица тысяч аккаунтов и десятков групп во всех социальных сетях.

Пока Робредо только входила в предвыборную гонку, Бонгбонг годами захватывал медиа пространство. Производители контента в соцсетях быстро поняли, что Маркос как кандидат более «вирусный». Его интереснее обсуждать, люди больше комментируют ролики с ним, а YouTube платит больше денег за такого зрителя. Штаб Маркоса договаривался с такими инфлюенсерами, чтобы те снимали про него видео. По социологии, 7 из 10 молодых людей в результате хотели проголосовать за Маркоса.

Итоги выборов

Команда Маркоса успешно завершила кампанию. Бонгбонг стал президентом, а Сара Дутерте — вице-президентом Филиппин. Оба набрали около 60% голосов избирателей по всей стране.

А Робредо поблагодарила за поддержку своих сторонников и объявила, что эта кампания — только начало. Впереди её движение ждёт много вызовов, главный из которых — сдержать власть династии Маркос.

Символично, как Маркос отреагировал на победу. Он вышел к сторонникам в розовой футболке, демонстрируя поддержку избирателям Робредо. Декларирующий новую политику объединения страны и курса на совместную работу по восстановлению экономики, он поприветствовал сторонников и журналистов уже привычным знаком своего отца — V. Победа.