Поддержи наш проект

Наше издание живет благодаря тебе, читатель. Поддержи выход новых статей рублем или криптовалютой.

Мнение

12 мая 2022, 20:00

Артём Морев

Артём Морев

Публицист

История образования НАТО

В середине XVIII века случилась «Дипломатическая революция». До этого Европа была на протяжении более ста лет разделена на два военно-политических блока: Габсбургов (правивших Германской Империей, Италией и, до 1700 года, Испанией) и Бурбонов (правивших Францией и, с 1700 года, Испанией). Остальные страны выбирали, к какой из великих династий примкнуть. Но в 1755 году ослабевшие Габсбурги произвели переворот, создав тройственный союз Парижа, Петербурга и Вены — против Берлина и Лондона. С этого времени союзы в Европе заключались и разрывались с поразительной для наших дней лёгкостью.

Ещё в 1900 году Франция и Англия находились на грани войны из-за колоний в Африке (французы даже не разрешили англичанам открыть свой павильон на Всемирной выставке в Париже). А уже через несколько лет они заключили Антанте — Сердечное согласие, и вскоре оказались союзниками в Первой мировой войне. Россия в 1870 году поддержала Германию в войне с Францией. Она объявила Австро-Венгрии, что если австрийцы попытаются ударить немцам в тыл, то сами получат такой же удар от России. А в 1880-е Петербург уже готовился к войне с германо-австрийским союзом (в 1887 году война даже казалась неизбежной).

Та же Россия в 1848 году спасла Австро-Венгрию от распада, подавив силой оружия Венгерскую революцию — чтобы через семь лет получить угрозы из Вены о вступлении в Крымскую войну на стороне англо-французской коалиции. Страны постоянно меняли конфигурацию союзов, стараясь уравновесить один из них другим, не менее могущественным.

Первая мировая война стала страшным шоком для европейцев. Франция потеряла более полутора миллиона человек, Великобритания — миллион, Германия — более двух миллионов. В крошечной Сербии военных и мирных жителей погибло почти полмиллиона — примерно каждый девятый житель страны. Тогда такие потери казались чем-то невообразимым. И политики стран Запада решили, что для предотвращения будущих катастроф необходимо связать политиков и дипломатов по рукам и ногам системой договоров и взаимных обязательств.

Конечно, попытки выйти из бесконечного цикла подготовки к войне — с постоянно меняющимися врагами и союзниками — предпринимались и раньше. Свою «континентальную систему» (под полным господством Франции) пытался создать Наполеон. После его поражения был создан Священный союз под эгидой русского императора, который должен был поддерживать незыблемость границ и престолов во всей Европе.

В 1899 и 1907 году по инициативе России собирались мирные конференции в Гааге, вырабатывавшие правила войны и создавшие международный арбитраж, в котором должны были разбираться конфликты великих держав (император Николай будет пытаться уговорить императоров Вильгельма и Франца-Иосифа разобрать дело об убийстве эрцгерцога Франца Фердинанда в этом арбитраже, но те откажутся). После войны попытки возобновились с куда большей силой.

В 1921 году в Вашингтоне прошла конференция стран-победительниц в Первой Мировой Войне. На ней пять ведущих морских держав — США, Британия, Франция, Италия и Япония — подписали договор об ограничении тоннажа и калибров пушек своих военно-морских сил. (Этот договор стал прадедушкой всех современных договоров об ограничении ядерных вооружений). Ими был также подписан и Договор девяти держав, гарантировавший суверенитет и территориальную целостность Китая — последнего крупного куска обитаемой суши, ещё не поделённого западными странами.

Подписание Вашингтонского военно-морского договора. Источник: Википедия.

Была создана Лига наций — предшественница ООН. Входящие в неё государства были обязаны уважать территориальную целостность друг друга, а споры выносить в Совет Лиги. (Правда, если Совет не приходил к единогласному решению, странам разрешалось «поступать, как они считают подходящим»). Против агрессора страны-члены Лиги обязывались применять экономические санкции.

Наконец, в 1928 году был подписан Акт Бриана-Келлога (по именам министров иностранных дел Франции и США). Все страны-подписанты (а их набралось целых 63, включая Германию, Японию, Италию и СССР — в Нюрнберге нацистских преступников будут судить в том числе и за нарушение этого Акта) провозгласили «отказ от войны как орудия национальной политики».

Но что же делать с двумя главными потенциальными «нарушителями спокойствия» — Германией и Советским Союзом? Первая, казалось, была надолго лишена возможности вести войну. Экономика с трудом выдерживала тяжесть репараций. Армия, по условиям Версальского договора, была ограничена 100 тысячами человек без тяжёлого вооружения. Промышленное сердце страны — угольно-стальной Рур — было оккупировано французской армией.

А вот с СССР ситуация была сложнее. Да, страна была разорена Гражданской войной и военным коммунизмом. Да, Красная армия была разбита даже небольшой армией Польши в 1920-м году. Но, как бы то ни было, под властью коммунистов жило 150 миллионов человек.

В начале 1920 года Польша объявила войну советской России и начала наступление, уже через несколько месяцев заняв Киев. Довольно скоро Красная армия разбила поляков и сама перешла в наступление на польской территории. Но ограничиваться Польшей Советы не собирались. В официальной песне этого наступления «Марш Будёного» прямо говорилось: «Даёшь Варшаву! Даёшь Берлин!». В приказе по Западному фронту, подписанному будущим маршалом Тухачевским, провозглашалось:

На западе решается судьба Мировой революции. Через труп белой Польши лежит путь к мировому пожару. На штыках понесём счастье и мир трудящемуся человечеству. На запад!

А главный большевистский пропагандист Бухарин писал в газете «Правда»:

Непосредственно к стенам Парижа и Лондона!

Советский агитационный плакат.

На Висле Красная армия была разбита, и Москва заключила мирный договор с Варшавой. Но в изданных в 1923 году мемуарах Тухачевский писал:

Могла ли Европа ответить на это социалистическое движение взрывом революции на Западе? События говорят, что да... Могла ли Европа ответить на это социалистическое движение взрывом революции на Западе? События говорят, что да...
Итак, Германия революционно клокотала и для окончательной вспышки только ждала соприкосновения с вооружённым потоком революции. В Англии рабочий класс точно так же был охвачен живейшим революционным движением...
В Италии разразилась настоящая пролетарская революция...
Нет никакого сомнения в том, что если бы на Висле мы одержали победу, то революция охватила бы огненным пламенем весь Европейский материк....

Ещё раньше, летом 1919 года, Троцкий провозгласил, что «путь на Париж и Лондон лежит через города Афганистана, Пенджаба и Бенгалии...». Деникин шёл на Москву, но это не мешало Троцкому думать о будущей революции в Азии. Он предлагал «подготовку военного удара на Индию, на помощь индусской революции» силой конного корпуса в 30-40 тысяч сабель.

А в октябре 1917, только взяв власть, тот же Троцкий заявлял:

Надежду свою мы возлагаем на то, что наша революция развяжет европейскую революцию. Если восставшие народы Европы не раздавят империализм, мы будем раздавлены, — это несомненно. Либо русская революция поднимет вихрь борьбы на Западе, либо капиталисты всех стран задушат нашу.

А Ленин на первом заседании Коминтерна заявил:

Победа пролетарской революции во всём мире обеспечена. Грядёт основание международной Советской республики.

В Декларации о создании СССР провозглашалось, что создание Союза станет «новым решительным шагом на пути объединения трудящихся всех стран в Мировую Социалистическую Советскую Республику». СССР стал первым в истории государством, уже на момент провозглашения объявившим своей задачей покорение всего человечества.

Перед европейскими странами встал вопрос: как остановить большевиков? Решением стало создание так называемого «санитарного кордона» из новых появившихся в Восточной Европе небольших государств, которым западные страны (в первую очередь Франция) должны были помогать в противостоянии Советам. Впервые такое предложение высказал уже в январе 1919 года премьер-министр Италии Орландо:

Обычно, чтобы остановить распространение эпидемии, устанавливают санитарный кордон. Если принять подобные же меры против распространения большевизма, он мог бы быть побеждён, ибо изолировать его — значит победить.

Идею подхватил французский премьер-министр Клемансо. Недавно появившиеся восточноевропейские государства — Финляндия, страны Прибалтики, Польша, Венгрия, Чехословакия, Югославия вместе с Румынией и Болгарией должны были создать оборонительный союз. С одной стороны, такой союз остановил бы продвижение большевиков на запад. С другой — предотвратил бы попытки немцев, сохранивших воинственные настроения и дисциплину, помноженные на техническую развитость, вернуть себе утерянные Польшу, Чехословакию, Венгрию и господство на Балканах.

Проект союза провалился. Польша мечтала о восстановлении Речи Посполитой, что не могло не беспокоить её новых соседей — особенно Литву, потерявшую свою древнюю столицу Вильнюс.

Венгрия по результатам Трианонского договора утратила почти три четверти земель, входивших в Венгерское королевство в составе Австро-Венгрии. Финляндия заключила тайное соглашение с Эстонией, и вместе они тяготели к скандинавским странам, относившимся к сфере влияния Англии и с подозрением смотревших на «офранцузившуюся» Польшу.

Болгарию, выступившую в Первой мировой на стороне Германии, считали предательницей и югославы, и румыны. Король Югославии в основном был занят попытками построить государство, в котором смогли бы уживаться сербы, хорваты, словенцы, македонцы, босняки, черногорцы, албанцы-косовары, болгары, венгры и много кто ещё. К тому же, у Югославии сразу начались территориальные споры с Италией. Чехословаки, зажатые между немецкими территориями, желали нейтралитета.

Территория Венгрии после Первой мировой войны в сравнении с территорией в составе Австро-Венгрии.

В конечном счёте, французы смогли выстроить союз лишь с Польшей и Румынией. В теории этого было достаточно для «санитарного коридора» от Чёрного моря до Балтики (Польша тогда имела общую границу с Румынией в Закарпатье).

Но неожиданно главной угрозой для Восточной Европы стала не Москва, а Берлин. После Второй мировой Австро-Венгерская империя развалилась на несколько государств. Одним из них стала Чехия. В её состав вошла Судетская область — так назывались все чешские территории, большинство населения которых составляли немцы. Всего около 28% населения Чехословакии приходилось на немцев, в основном живущих в так называемой Судетской области.

Немецкие районы в составе Чехии.

Вопрос о том, подвергались ли судетские немцы дискриминации в период между мировыми войнами, до сих пор остаётся открытым. С одной стороны, в немецких регионах действовали два официальных языка — чешский и немецкий. У немцев были собственные школы и университеты. Партии судетских немцев даже входили в правящую коалицию. С другой, немцы жаловались на то, что их «зажимают» на государственной службе, направляют в их районы полицейских-чехов, переселяют в немецкие земли чешских крестьян-колонистов. К тому же, по немцам тяжелее ударила Великая Депрессия — в их районах была развита ориентированная на экспорт промышленность, по которой тяжелее всего пришёлся удар кризиса. 60% безработных в Чехии оказались немцами.

Сразу после аншлюса Австрии Гитлер попытался взять себе заодно и Судеты, но получил жёсткий отпор одновременно от Англии, Франции, Италии и СССР. Тогда он на время отступил. Но уже в сентябре начались столкновения сепаратистской Немецко-судетской партии с чешскими полицейскими. В Германии, а потом и во Франции начался призыв на службу резервистов. Англия и Франция заявили, что в случае войны поддержат Чехословакию силой оружия, но, в то же время, готовы идти на уступки Гитлеру, если он сохранит мир. Через несколько дней английский и французский премьеры Чемберлен и Деладье начали переговоры с Гитлером на вилле немецкого диктатора в Баварских Альпах. Делегацию Чехословакии на переговоры не допустили.

Гитлер требовал отдать ему Судеты, и, в конечном счёте, французы и англичане приняли почти все требования Германии. Чехов допустили в зал заседания, когда соглашение было уже подписано. Они пытались протестовать, но им было объявлено, что в случае отказа от соглашения они лишатся всякой поддержки.

Германия немедленно ввела войска в Судетскую область. Свои куски от распадающейся Чехословакии отхватили венгры и, внезапно, поляки, де-факто выступившие в роли союзников Гитлера. А 15 марта 1939 года Германия уже без всяких соглашений оккупировала всю территории Чехии.

Через полгода Гитлер попытается провернуть такой же фокус и с Польшей, потребовав отдать ему «Данцигский коридор» — кусок земли вдоль Балтийского моря, ведущий через Данциг из Восточной Пруссии в основную часть Германии. Результатом этого стала Вторая мировая война.

«Мюнхенский сговор», в результате которого Гитлер получил Судетскую область, стал несмываемым пятном позора в истории европейской дипломатии. Чтобы не допустить такого вновь, после Второй мировой европейские страны решили создать новый союз, основанный не на конъюнктурных договорах, а на строгих принципах. Им и стал НАТО.

В первые месяцы после окончания Второй мировой войны отношения между Советским Союзом и западными странами оставались весьма неплохими. Главнокомандующий союзными войсками в Европе и будущий президент США даже приезжал в Москву на парад физкультурников и стоял на трибуне Мавзолея рядом со Сталиным.

Но довольно быстро в западных столицах поняли, что Советский Союз не позволит странам, в которых стояли его дивизии, самим определять свою судьбу.

В Болгарии, Румынии, Албании и Польше коммунисты пришли к власти сразу. (В Югославии диктатором тоже стал коммунист, Иосип Тито, но отношения с Советским Союзом у него не сложились).

А вот Венгрия и Чехословакия должны были сами выбирать свою судьбу. В Венгрии прошли свободные парламентские выборы. Победу с 57% голосов одержала Независимая партия мелких хозяев, аграрных рабочих и граждан. Блок коммунистов и социал-демократов получил только треть голосов. Тем не менее, Контрольная комиссия, составленная из представителей стран-победительниц в войне во главе с маршалом Ворошиловым, отдала половину мест в правительстве, включая ключевые «силовые» посты, коммунистам. Очень скоро при поддержке советских «специалистов» коммунисты развернули в Венгрии волну репрессий. В начале 1949 года, на очередных парламентских выборах, венграм предлагалось голосовать только за Венгерскую партию трудящихся — фактически выборы были ликвидированы. Получивший власть премьер-министра на свободных выборах, лидер Партии мелких хозяев Золтан Тилди ещё в 1947 году бежал в Швейцарию.

Куда сложнее Сталину было установить контроль над Чехословакией. Дело в том, что по соглашению с союзниками советские войска были выведены с территории страны ещё осенью 1945 года, и поэтому чешские коммунисты не могли, как их венгерские «коллеги», опираться на красноармейские штыки. На выборах 1946 года чехословацкие коммунисты получили 38% голосов. Но для установления однопартийной тоталитарной диктатуры этого, конечно, не хватало. Президентом страны оставался социал-демократ Эдвард Бенеш, избранный ещё в 1935 году.

Бенеш допустил стратегический просчёт, позволив коммунисту занять в коалиционном правительстве пост министра внутренних дел. На этом посту ортодоксальный сталинист Вацлав Носек начал быстро создавать парамилитарные дружины Народной милиции. Дружины проходили военную подготовку и получали оружие с государственных складов. Накопив силы и воспользовавшись парламентским кризисом, коммунисты в феврале 1948 года организовали вооружённый переворот, сместив Бенеша и захватив власть в стране.

Наконец, в июне 1948 года разразился Берлинский кризис. После войны Германия была разделена на четыре оккупационных зоны странами-победительницами, причём оказавшийся в глубине советской зоны Берлин тоже поделили на четыре части.

Сталин хотел либо установить в Германии власть коммунистов, либо, по крайней мере, сделать её полностью нейтральной. Западные союзники, напротив, собирались создать на занятых ими территориях новое немецкое демократическое государство с рыночной экономикой. Летом 1948 года в западной части Германии независимо от советских властей была проведена денежная реформа. Решение о реформе было принято на весенней Лондонской конференции, где Франция, Британия и США обсуждали будущее Германии. СССР на конференцию не пригласили; в Москве это посчитали нарушением решений Потсдамской конференции 1945 года, на которой лидеры стран-победительниц решали судьбу послевоенного мира. СССР начал блокаду Берлина, «по техническим причинам» прервав железнодорожное, автомобильное и речное сообщение с городом.

В ответ страны-союзники создали знаменитый Берлинский воздушный мост. Американские и британские самолёты меньше чем за год переправили в город по воздуху 2,3 млн тонн грузов (в основном уголь для отопления и продовольствие). После года блокады Сталин смирился с невозможностью поставить Западный Берлин на колени и снял блокаду.

Хотя после окончания войны Советский Союз и снизил численность своих вооружённых сил до 2,5 млн человек, очень скоро он снова стал наращивать мощь армии, доведя её к концу сталинского правления до 5,5 млн человек. В 1948 году на вооружение Советской армии стали поступать новейшие танки Т-54, превосходившие все имевшиеся у союзников аналоги, и сверхмощные тяжёлые ИС-4. В Париже и Лондоне опасались, что Советы воспользуются своими многочисленными, опытными и прекрасно вооружёнными танковыми войсками, чтобы повторить блицкриг Вермахта 1940 года.

Принято считать, что началом Холодной войне послужила «Фултонская речь» Уинстона Черчилля, произнесённая в марте 1946 года. Но на деле прямой политической реакции на неё не последовало. В 1947 году Британия и Франция заключили Дюнкеркский пакт о союзе и взаимопомощи, но направлен он был против возможной будущей агрессии Германии. Первым «предшественником» НАТО стал Брюссельский пакт (Бельгии, Нидерландов, Люксембурга, Франции и Великобритании), заключённый через три недели после коммунистического переворота в Праге (17 марта 1948 года). Был создан так называемый «Западный союз». Хотя первой декларируемой целью пакта было «недопущение возрождения германского милитаризма», второй целью уже открыто прописывалось сдерживание агрессивного поведения СССР и его восточноевропейских союзников.

США долго не хотели вступать в какой бы то ни было европейский военно-политический блок. Америка вступила во Вторую мировую войну только из-за нападения Японии на Пёрл-Харбор. До этого, в 1936-37 годах, Конгресс трижды принимал законы, требующие от президента Рузвельта строго соблюдать нейтралитет.

После войны изоляционисты снова подняли голову. Их позиции уже не были столь категоричны, как до войны, но они считали, что США должны ограничиться доктриной Монро. Эта доктрина, сформулированная ещё в 1823 году, сводилась к требованию превращения всего Западного полушария (т.е. обеих Америк) в сферу политического господства США. В 1947 году в Рио-де-Жанейро двадцатью государствами был подписан Межамериканский пакт о взаимопомощи. Согласно договору, нападение на одну из стран означало нападение на всех стран-участниц.

Изоляционисты полагали, что этим и стоит ограничиться. Но даже те американские политики, которые хотели укрепить позиции США во всём мире, боялись, что слишком глубокое погружение в европейские дела распылит американские ресурсы. На Ближнем Востоке быстро росла добыча нефти, и США пытались восстановить там существовавшую ещё до Второй мировой Ближневосточную Антанту (этим планам помешала первая арабо-израильская война). В Китае полным ходом шла гражданская война, а в готовившейся получить независимость Британской Индии уже начинались масштабные этнические чистки. Филиппины только что получили независимость от США, в Индонезии шла кровавая война с голландскими колонизаторами. Все эти регионы представляли интерес для американцев — хотя бы потому, что во всех них к власти могли прийти коммунисты. В Вашингтоне считали, что европейцам стоит самим позаботиться о своей безопасности, тем более что в американской зоне оккупации Германии и без того стояла большая группа американских войск. Дело Америки — заботиться о восстановлении европейской экономики по «Плану Маршалла», а не выдавать европейцам гарантии безопасности.

Но уже через две недели после начала блокады Западного Берлина США начали переговоры с Западным союзом. Речь шла о создании союза по аналогии с Межамериканским пактом: нападение на любую из стран-участниц Союза означало бы нападение на весь Союз в целом.

Бельгия, Великобритания, Дания, Исландия, Италия, Люксембург, Канада, Нидерланды, Норвегия, Португалия, США и Франция подписали Североатлантический договор. Так началась история НАТО.

Влиятельный американский дипломат и социолог, один из создателей Лиги Наций Уолтер Липманн писал:

Атлантический пакт преследует тройную цель: увеличить вооружённые силы в Западной Европе до такой степени, чтобы было ясно, что ни одно правительство не может быть свергнуто пятой колонной; во-вторых, заложить основы для договорённостей, в соответствии с которыми США сохранят вооружённые силы в Европе после того, как мирный договор с Германией будет согласован; в-третьих, создать уверенность в том, что блицкригу можно будет оказать сопротивление так, чтобы у нас было время послать подкрепление.

Заключение

Из текста выше сделаем два важных вывода:

1. Обвинять НАТО в неготовности к компромиссам не слишком разумно. НАТО как раз и была создана для того, чтобы не позволить политикам вести «дипломатию возможного», когда небольшие государства становились бы заложниками в играх великих держав, и не допускать соглашательства, которое в тридцатые годы разожгло аппетиты Германии и помогло начаться мировой войне. Универсальные гарантии, которые НАТО даёт всем странам-участницам, были призваны «сжечь мосты» для тех, кто был готов отступать перед шантажом и угрозами.

2. НАТО не была создана для подчинения Европы воле Вашингтона после Второй мировой войны. Во-первых, европейским странам пришлось немало потрудиться, чтобы уговорить американцев присоединиться к их союзу. Во-вторых, создание НАТО стало реакцией на управляемые из Москвы коммунистические перевороты в Венгрии и Чехословакии, а американцев, не имевших никаких особых интересов в глубине Европы, эти перевороты не беспокоили — в отличие от самих европейцев, боявшихся в один не самый прекрасный день получить очередной коммунистический режим, присягнувший на верность Сталину, у своих ворот. Конечно, со временем США, чей военный потенциал в несколько раз превышал потенциалы всех остальных стран-участниц, вместе взятых, стали доминировать в альянсе. Но важно понимать, что инициатива при создании НАТО исходила не от них.