Поддержи наш проект

Наше издание живет благодаря тебе, читатель. Поддержи выход новых статей рублем или криптовалютой.

Мнение

22 апреля 2022, 20:00

Алексей Окунев

Алексей Окунев

Публицист

Металлы на страже подлецов

За последние полтора месяца под санкции попало больше сотни крупных российских предпринимателей. Михаилу Фридману даже пришлось самому убирать английское поместье — счета заморозили, уборщицу не нанять.

Тем удивительнее, что некоторые бизнесмены вообще не попали в санкционные списки, а кому-то удалось из них «выписаться». Мало кто сомневается в том, что Алишер Усманов и Владимир Потанин намного влиятельнее в российской политической системе, чем Михаил Фридман, а Искандер Махмудов и вовсе имеет тесные связи с руководством Минобороны. Но найти фамилии Усманова, Потанина и Махмудова в американских и европейских санкционных списках у вас не получится.

Мы, конечно, ничего не знаем о закулисных переговорах и тайных сделках, зато можем взглянуть на активы не попавших под санкции богачей. Вполне возможно, что дело не в политических позициях богачей или их секретных связях, а в том, что Европа и США полны решимости отказаться от российских нефти, газа и угля. И для этого им потребуется помощь от российских же компаний — владельцам которых сильно повезло.

Алишер Усманов: хозяин медной горы

1 марта Алишер Усманов оказался в санкционном списке США, но уже 3 марта Минфин США вывел его активы из-под блокирующих санкций — из всего списка повезло только Алишеру Бурхановичу.

При этом Усманов — один из богатейших и наиболее влиятельных российских олигархов. Пять лет назад Алексей Навальный обвинял его в коррупционных связях с премьер-министром тех лет Дмитрием Медведевым. Ещё раньше, с 2000-го по 2014-й, Усманов возглавлял «Газпроминвестхолдинг», дочернюю компанию «Газпрома». Чем же он заслужил исключения из санкционных списков?

Ключевой актив бизнесмена — это доля в «Металлоинвесте». В отличие от предприятий Владимира Лисина и Алексея Мордашова, «Металлоинвест» специализируется не на конечной продукции — стали, а на железной руде и полуфабрикатах — окатышах. Половина продукции отправляется на экспорт.

Ещё в середине марта Евросоюз ввёл санкции на импорт российской стали, а вот руда и полуфабрикаты не попали под ограничения — по данным Bloomberg, многие европейские сталепромышленники зависят от российской руды и не могут быстро найти ей альтернативу.

А ещё Усманов владеет компанией «Удоканская медь», разрабатывающей гигантское Удоканское месторождение на севере Забайкалья. Запасы месторождения — около 20 млн тонн меди, годовое производство только первой очереди — 130 тысяч тонн (производство во всём мире за 2020 год — менее 17 млн тонн).

Медь — один из самых важных металлов в электротехнике, по удельному сопротивлению она уступает только серебру. Медь необходима для производства электромобилей, энергосетей, ветряных турбин и прочего. Без неё невозможна «зелёная революция» — переход от ископаемых энергоресурсов к возобновляемым, вроде солнца и ветра. Рост цен на медь уже вызывал опасения в этом отношении год назад. В начале года известная консалтинговая компания Rystad Energy спрогнозировала дефицит годового выпуска меди в 6 миллионов тонн к концу текущего десятилетия. Без меди Европа не сможет претворить в жизнь план по отказу от российских нефти, газа и угля. И уж тем более невозможен будет «зелёный переход», заявленный в качестве одной из главных предвыборных целей президентом Байденом.

Под санкции не попали также Искандер Махмудов и Андрей Бокарев, совладельцы ещё одного крупного производителя меди — Уральской горно-металлургической компании. А ведь они оба участвовали в совещании с Владимиром Путиным 24 февраля, а многие из появившихся тогда под телекамерами уже находятся в санкционных списках. Более того, в прошлом их связывал бизнес с заместителем министра экономики Алексеем Криворучко, и до 2017-го года Махмудов и Бокарев владели долями в концерне «Калашников».

Ничего не известно и о персональных санкциях в отношении владельца «Русской медной компании» Владимира Алтушкина.

Владимир Потанин: жаропрочный ветеран

8 марта финансовый мир британской столицы был потрясён: Лондонская биржа металлов закрылась во второй раз за свою 145-летнюю историю. Причиной стал взрывной рост цен на никель: с $48 тысяч за тонну до $100 тысяч всего за 18 минут. После этого торги были приостановлены. С тех пор рынок успокоился, и цена упала до $33 тысяч, хотя ещё в прошлом году почти не поднималась выше $20 тысяч.

Никель — ключевой материал для создания жаропрочных суперсплавов, чрезвычайно важных для энергетики и транспорта. Этот металл, как и медь, очень важен для альтернативной энергетики. Кроме того, в последнее время «дьявольский металл» широко используют при производстве аккумуляторов для электрокаров. Многие перспективные аккумуляторы тоже создаются с использованием никеля — например, графеновый аккумулятор от Samsung.

14% мирового производства никеля в мире приходится на российский «Норникель». Ещё эта компания производит 10% мирового выпуска платины, 40% палладия (нужны для перспективной водородной энергетики) и 3% меди. Четыре года назад компания начала колоссальный проект по разработке новых месторождений в ледяной пустыне Таймыра.

Владимир Потанин — настоящий ветеран среди российских олигархов. Его называли одним из самых влиятельных бизнесменов страны ещё в девяностые. Почти год (в 1996-97 гг.) он занимал пост вице-премьера в российском правительстве. В нулевые Потанин первым начал строить роскошные туристические комплексы на территории Красной Поляны; позднее там по инициативе Владимира Путина пройдёт зимняя олимпиада. Он также входит в Попечительский совет Русского географического общества, чьим председателем является Владимир Путин. Почему же столь близкий к власти бизнесмен не оказался под санкциями?

Вот уже почти десять лет Потанин занимает должность генерального директора «Норникеля». Как мы уже знаем, без производимых этой компанией металлов быстро отказаться от российских энергоресурсов не получится. Зачем же Западу портить отношения с Потаниным и создавать лишние проблемы для своих компаний?

6 апреля, через полтора месяца после начала «спецоперации», Владимир Потанин всё же попал в санкционный список... Канады. По странному совпадению, эта страна является одним из главных конкурентов России на рынке никеля.

Владимир Лисин: особое мнение

Возможно, версия с медью, никелем и железной рудой действительно неплохо объясняет, почему Усманову, Потанину и Махмудову удаётся избегать санкций. Но что насчёт Владимира Лисина? Он владеет Новолипецким металлургическим комбинатом — производителем стали, импорт которой из России был запрещён Евросоюзом ещё 15 марта.

В чём же тут дело? Возможно, в том, что Лисин — единственный из российских мультимиллиардеров, кто не боится открыто критиковать российское правительство. Достаточно взглянуть на его слова относительно действий правительства и самого Владимира Путина:

Мы на протяжении десятилетий боремся за экспортные рынки, где нас никто не ждёт. Выстраивали отношения с тысячами клиентов в 70 странах. Сложно представить, что может убедить наших покупателей переключиться на расчёты в рублях и нести валютные риски. Логистические проблемы уже усложнили доставку продукции до потребителя. Переход на платежи в рублях просто выбросит нас с международных рынков.

А вот как Лисин комментирует решение о делистинге российских компаний с иностранных бирж:

Как это может помочь стабилизировать экономику? Минэкономразвития считает, что это снизит риск потери контроля при покупке акций по низким ценам. Ну, если сейчас кого-то из российских эмитентов это беспокоит, они вправе сами принять решение о делистинге, никто не мешает. Пока же предложенный законопроект несёт не снижение рисков, а рост. Ущемляются права акционеров, которые поверили в Россию и многие годы инвестировали в российский рынок, например тех, кто не может держать российские акции напрямую. Они никакого отношения к политике не имеют, и есть риск, что их права собственности будут просто утрачены.

Наконец, о самих западных санкциях Лисин высказывается на удивление откровенно:

Стыдно жаловаться на личные проблемы в ситуации гуманитарной катастрофы. Санкции могут казаться сколько угодно несправедливыми, с элементами коллективной ответственности, если хотите, но гибель людей и разрушение городов будут пытаться остановить любыми доступными средствами.

Возможно, именно благодаря такой позиции Владимир Лисин и не попал в западные санкционные списки. Но, как показывает пример Прохорова, российские власти не очень любят тех, кто отваживается открыто спорить с ними.

Часто можно услышать, что из-за санкций российское общество лишь сильнее сплачивается вокруг нынешнего политического режима. Мол, если против нас весь могущественный Запад, надо поддерживать нашего президента во всём и всегда. И что экономические трудности жителей России не заботят, потому что они никак не связывают их с действующей властью.

Но как проверить, справедливо ли такое предположение? Интересную попытку предпринял Тимоти Фрай из Колумбийского университета в своей статье «Экономические санкции и публичное мнение».

В 2016-м году Фрай заказал «Левада-центру» провести следующее социологическое исследование. Две тысячи человек случайным образом делились на шесть примерно одинаковых групп. Всем задавался один и тот же вопрос: как вы оцениваете руководство (что бы ни значило это слово) России, США и Евросоюза по пятибалльной шкале?

Контрольной (базовой) группе этот вопрос задавался без дополнительных комментариев. В итоге собственное руководство россияне в среднем оценили на четыре с минусом или три с плюсом (3,516), американское и европейское — на два (2,108 и 2,230 соответственно).

Следующей группе, номер один, задавали тот же вопрос, но предварительно напоминали, что в 2014-м году США ввели в отношении России санкции. Группе номер два напоминали про подобные же действия Европейского союза. Неудивительно, что после таких напоминаний оценки руководства Америки и Европы снижались. Но вместе с ними снижались и оценки руководства России: в случае с европейскими санкциями — на 58 тысячных балла, в случае с американскими — на 120 тысячных по сравнению с контрольной группой. То есть сам по себе факт введения санкций воспринимался как промах власти, а не повод повысить её поддержку.

Группе номер три напоминали не только о введённых американцами и европейцами санкциях, но и о том, что в 2014-м году ВВП России упал на 6%. Казалось бы, тут-то в головах должен «включиться телевизор»: да, живём плохо, но это всё из-за коварных иностранцев. На деле же после такого напоминания оценки российского руководства упали ещё сильнее, чем в предыдущих двух случаях (на 127 тысячных для американских санкций и на 150 тысячных — для европейских, в сравнении с контрольной группой).

Правда, когда опрашиваемым просто напоминали, что в 2014 году российский ВВП снизился на 6%, но ничего не говорили о санкциях, оценки качества российского руководства падали намного сильнее (на 311 тысячных балла). То есть санкции до некоторой степени служат оправданием для российских властей, но сами по себе экономические трудности существенно понижают оценку качества правящей элиты.

Сложно сказать, будут ли новые санкции восприниматься так же, как и прошлые. Масштаб давления, оказываемого Западом на Россию сегодня, просто несопоставим с давлением в 2014-2021 годах. И всё же, статья Фрая рассказывает нам кое-что новое о российском обществе.