Поддержи наш проект

Наше издание живет благодаря тебе, читатель. Поддержи выход новых статей рублем или криптовалютой.

Мнение

7 апреля 2022, 14:00

Игорь Никитин

Игорь Никитин

Публицист

Иди и смотри

Спектр людоедов велик и эластичен.

Имперцы, жаждущие завоевать всё, что плохо лежит.
Нацисты, жаждущие зарезать всех, кто не подходит под их идеалы о прекрасном.
Коммунисты, жаждущие раскулачить богатых и согнать в ГУЛАГ всех, кто «не поймёт прикола».

Представители этого парада уродов сидят во всех странах. Во всех. И чем истошнее путинский телевизор вопит про «нацистов» и «наркоманов» в Украине, тем сложнее становится отделаться от мысли, что украинские националисты сегодня хоть какую-то пользу приносят своему обществу, идейно умирая за свою землю. В то время как идейности русских имперцев хватает ровно на то, чтобы размазать свои восторженные сопли по низовому интернету. Какой там фронт — мама, поесть мне принеси.
Впрочем, конечно, и слава Богу.

Русских любят ругать за националистические наклонности. Но ни ругающие, ни те, кого ругают, не понимают, что у русских в России нет ничего. Россия — путинская. И Крым вошёл не в «русский мир», не стал ни русским, ни российским, он стал только путинским. Путин взял его себе. Всё, что происходит с Россией — это большая путинская идея, идея не русского, но путинского мира.

Обычный русский может прямо сейчас выйти в центр города с чистым листом бумаги и отправиться прямиком в ОВД с заломанными руками — вот и все его права. Для каких русских эта Россия? Только для «путинских». Причём путинским может стать абсолютно любой — никакого расизма, притеснения ЛГБТ и сексизма! И в своей борьбе с неверными Путин точно так же непривередлив — русский ты, нерусский, гей, женщина — всё равно сядешь. Абсолютное равенство.

Двадцать два года в каждую кухню транслировалась установка о том, что единственная твоя надежда на нормальную безопасную жизнь в этой стране — это стать «путинским». Так работает инстинкт самосохранения и выживания. Человек выбирает сильную сторону, выбирает принадлежать тому, кто поможет избежать если не голода, то хотя бы тюрьмы. В таком страхе нет времени на мысли о моральности сделанного выбора.

Хотя, может, и есть, но подобные мысли быстро разбиваются размышлениями о том, что «жить-то надо» и вопросами вроде «А кто им-то всем мешает стать „путинскими“, чтобы выдохнуть и зажить спокойно?». Именно эти люди и не понимают, что сейчас мешает украинцам молча стать «путинскими» ради сохранения своих жизней. Ведь этим людям никто в своё время не объяснил, что если нет во всём мире чего-то такого, за что ты готов умереть — твоя жизнь ничего не стоит.

А человеческое желание видеть себя хорошим всегда успеет подстроить под себя любую реальность: «Да вроде в телевизоре убедительно всё говорят. Плохие не мы, а они. Не может же телевизор заблуждаться. Иначе выйдет, что и я плохой, раз всё это поддерживаю. А я же не плохой. Ну не плохой я, я даже не сделал ничего плохого-то. Лучше даже не сомневаться, от греха подальше».

Если полжизни положить на то, чтобы всячески себя оправдывать за принятие стороны сильного ради собственной безопасности, то любая попытка вас от него отлепить будет воспринята с агрессией — это вполне понятно.

И на любого осмелившегося разбить эту уютную картину мира будет вылит ушат внутренней боли: «Да ваши идолы ничем не лучше! Мне и так-то не очень, а вы меня решили страхом тюрьмы сверху прихлопнуть? Зачем он мне, этот страх? А больше вам мне и предложить-то нечего, кроме красивого словца. А без вас мне тут, может, пенсия свалится, я же столько лет был верен линии Партии. Да вы сами-то жизни не видели. Так что это вы плохие, хотите подорвать то, что хоть как-то стоит, и я стою вместе с этим и не готов упасть во имя вашей Морали».

Спорить с ними о том, «Путин или Навальный» — бессмысленно. Да им абсолютно без разницы, хоть снова Сталин. Коллективное бессознательное в авторитарном режиме стремится примкнуть к тому, за кем сила. Просто чтобы выжить. В обществе на любых его уровнях прав тот, кто сильнее. Кто сильнее, тот первым и обзовет оппонента фашистом. Поэтому у Путина фашисты в Украине, а Талибану, русские, будьте добры руку пожать. Народу с рождения объясняют, что их жизнь тут не стоит ничего. Путин скажет «иди и умри» — и ты пойдёшь и умрёшь. А пока команды умереть не было, сиди тихо и пораскинь мозгами, чем ещё можешь быть полезным великому вождю, продли себе жизнь.

И многих даже не поругаешь за то, что они верят телевизору. Человек по своей природе очень доверчив и легко прощает, отпускает и забывает. Посмотрите, как студенты молодёжных изданий сейчас транслируют на весь интернет свои утопические фантазии о Ленине. Оказывается, имея неограниченный доступ к мировому интернету, человек в 2022 году всё ещё может прийти к мнению, что Ленин — «всё правильно делал». И если у половины страны нет доступа к интернету, и телевизор — их единственный источник информации, то у сытых студентов из прогрессивных изданий весь мир на ладони — но они всё равно преклоняются перед Лениным. И кто после этого «необучаемый»? Чего тогда вообще ждать от тех, кому всю жизнь неоткуда было брать информацию, у кого был только телевизор, «сокровище», на которое они, наконец, накопили денег, и чьё предательство они не могут принять?

А нашими согражданами можно только восхититься за то, что ещё не 100% из них успели стать «путинскими». Мне бы, может, и года хватило бы, чтобы пожалеть и принять Путина, если бы мой кругозор ограничили одним телевизором. А уж любить своего хозяина ради того, чтоб тот не ударил — вообще классика человеческого бытия.

Поэтому у меня никогда не стоял вопрос «Как так можно верить?». Лишь «Как так можно обращаться с людьми, которые с такой силой готовы верить и искать хорошее даже в самом последнем палаче?». Как так можно с человеком, который по природе своей доверчив и всепростителен, если отмыть его от напускного цинизма и ненависти загнанного зверя, в которых он погряз вследствие активной работы того же животного инстинкта самосохранения.

Человек в любой точке мира всегда будет бессилен перед множеством процессов государственной машины. Родился в Афганистане девочкой — родился без прав. Но, в отличие от русского, тебя за твою беспомощность прогрессивные страны хотя бы не впишут без разбора в пособники режима. Впрочем, закончить жизнь от снаряда, прилетевшего из «прогрессивных» краёв, — всё ещё очень вероятный сценарий.

Родился в Путинской России в 2004-м году? Вот тебе уже и восемнадцать. Время впускать в свой неокрепший молодой ум страх стать предателем родины и сгнить в тюрьме. И вот, тебя уже гонят на фронт. Там ты мгновенно умрёшь смертью, за которую тебя всему глобальному миру будет не жалко. А твоя родина, давно взятая Путиным в плен, скажет, что тебя и не было никогда, ведь срочников на фронте нет. После чего твою мать заставят поклониться Путину, возможно — даже на камеру. И, возможно, она сделает это искренне. Таков путь.

Настоящему же патриоту в прекрасной России будущего не важна будет никакая Украина. Хорошая она, плохая — она просто не будет заботить русского человека. Патриот, в первую очередь, позаботился бы о том, чтобы русскому человеку, этому доверчивому и всепрощающему человеку, много лет запугиваемому Путиным, в России, наконец, стало хорошо жить. Чтобы, как европейцу в Европе и японцу в Японии, русскому человеку лучше всего было в России.

За это и стоит бороться.