Поддержи наш проект

Наше издание живет благодаря тебе, читатель. Поддержи выход новых статей рублем или криптовалютой.

Мнение

17 марта 2022, 18:00

Богдан Попов

Богдан Попов

Либертарианец

Культурная идея, которой нет

Тот «русский мир», по заветам которого сейчас ведутся болезненные «операции», есть не что иное, как калька с американского глобализма, которому Россия так стремится себя противопоставить, и противопоставить которому себя не удастся ввиду однородности этих идей.

У России нет своей культурной идеи. Это не очевидная, но ключевая причина её неудач. При актуализации любых внутренних противоречий от неё станут откалываться целые регионы, как от недоразвалившейся империи, ведь нет никакой идеи, которая бы скрепляла её воедино, кроме самих имперских интенций.

В противовес «русскому миру» как вариации глобализма, ныне актуализируется действительность русского изоляционизма, у которого, как у идеи, есть два существенных противоречия. Первое: наблюдаемый нами сейчас изоляционизм не может в полной мере считаться собственно идеей, поскольку является не чем иным, как наступающей реальностью, реализующейся извне. Второе: изоляционизм не есть отказ от глобализма, а лишь констатация порядков на территориях, полученных вследствие глобализма. Иными словами, глобализм первичен по отношению к изоляционизму.

Тем не менее, изоляционизм станет скорее скрепляющей, чем разобщающей культурной силой, несмотря на его реализацию извне, поскольку затрагивает в подавляющем большинстве людей невиновных, а, значит, формирует для них внешнего обидчика, который впоследствии может перевесить обидчика внутреннего.

У изоляционизма есть ряд очевидных последствий, которые поначалу скажутся исключительно негативно. Однако, помимо очевидных издержек, изоляция открывает и менее очевидное окно возможностей. Реализовать их можно совершенно по-разному. И если сейчас не будет сформулирована ни одна культурная идея помимо самого изоляционизма (который, как мы уже выяснили, культурной идеей не является) и глобализма (который грозит растворить Россию даже быстрее, чем американский глобализм растворяет Америку), если свежая идея не займет умы людей, то это окно возможностей будет реализовано лишь в ещё большем закрепостительном ключе.

Разумеется, формулировать новые культурные идеи — это титанический труд. Есть, однако, культурный проект, который сформулирован не в России, но который именно в России сейчас имеет наибольшее распространение, именно в России получил новый виток развития, и именно в России наиболее реализуем.

Это — либертарианство как идея и минархизм как практическая реализация. Это культурный посыл, который мог бы вдохнуть жизнь в российскую идентичность и в то же время противопоставить Россию западному либерализму, не дать ей раствориться в китайском влиянии, которое, очевидно, усилится в случае изоляции России от западного мира.

Либертарианство — это не ответ на все вопросы, это шаг к тому, чтобы начать формулировать ключевые вопросы самостоятельно. Сложность создания единой культурной идеи в России заключается не только в различиях культурных норм народов, её населяющих, но и в многогранности взглядов людей даже одной национальности.

Интуитивный ход — это попытка стереть все различия, унифицировать всех людей как «россиян». Это и есть глобализм, который давно душит Соединённые Штаты, и который задушит Россию куда быстрее, ведь для Америки глобализм — это не единственная культурная повестка.

Но вместо того чтобы стирать различия между людьми, мы могли бы отстаять право каждого гражданина России на эти различия. Такая культурная идея может удержать Россию от распада и привести к светлому будущему. Ни одна империя, построенная на силе, не выдержала проверку временем.

Без культурной победы Россию ждут только поражения.