Поддержи наш проект

Наше издание живет благодаря тебе, читатель. Поддержи выход новых статей рублем или криптовалютой.

Мнение

15 марта 2022, 14:00

Гражданин Политолог

Гражданин Политолог

Автор Телеграм-канала «Чересполосица»

Путинская Россия: введение в постэкономику

Россию ежедневно бомбардируют новости о закрытии международных корпораций, перебоях с поставкой техники и лекарств. Если вы всё ещё живёте в России и всегда хотели оказаться в Иране, Афганистане или в предразвальном СССР, то могу вас поздравить — больше не нужно никуда ехать (да и не выйдет). Стараниями одного чекиста конец света наступил сам. Когда сильные мира сего действуют иррационально — невозможно предсказать, что будет завтра. Но давайте попробуем представить будущее, в котором мы вскоре окажемся, если в ближайшее время на высшем уровне власти ничего кардинально не поменяется.

С самого объявления о начале так называемой спецоперации по «денацификации» российский рынок ценных бумаг отправился в самое глубокое пике за всю свою историю. Обвалились акции всех российских компаний, включая фондовый и банковский сектор, нефтянников, IT и прочих. После резкого обвала рынок попытался восстановиться, но, несмотря на старания ЦБ и правительства сделать хорошую мину при плохой игре, «чёрный четверг» продолжился.

2 марта акции Сбербанка, самого крупного российского банка с капитализацией почти в 7 млрд рублей, продавались на лондонской бирже по центу. Об угрозе дефолта сообщил IT-гигант Яндекс. В это же время рубль пробивает одно дно за другим, и на момент написания этого текста курс доллара, как и евро, превысил отметку в 120 рублей и не собирается останавливаться. Экономическое ралли усугубляется западными санкциями, главная задача которых — изолировать российскую экономику от международной торговли, а основные цели — дестабилизировать внутреннею ситуацию и сделать российскую армию небоеспособной.

Источник: Московская биржа, расчёты «РБК Инвестиции».

И если со вторым особых сложностей нет, ведь российская армия и так никогда не славилась передовыми технологиями, то пытаясь спровоцировать бунт элит или всплеск низового недовольства, Запад бьёт не в глаз, а в бровь, старательно избегая три основные статьи российского экспорта: сельское хозяйство, углеводороды и металлургию, цены на которые растут бешеными темпами: нефть впервые с 2008 года торгуется в диапазоне 110-130$, газ скачет вокруг 1500$, пшеница, алюминий, медь и палладий уже обновили исторические максимумы, и в ожидании дефицита цены будут расти.

В случае с металлургией можно попробовать в короткие сроки найти альтернативы, как с поставками титана. Но с продовольствием и топливом всё гораздо сложнее. При всём желании западного истеблишмента, невозможно в одно мгновение найти адекватную замену 40% российского газа и аналогичной доли экспортируемой Россией нефти, ведь до этого те же самые люди своей помешанностью на зелёной повестке толкали Европу в объятия главного защитника амурских тигров. Соединённые Штаты, таки прекратившие сотрудничество с российским топливным комплексом — это капля в море по сравнению с закупками евробюрократов. Но не стоит сильно обольщаться. Эмбарго на российское топливо припасено на крайней случай и будет введено, как только «спецоперация» примет более ужасающие размахи. Прощупывание почвы в данном направлении уже активно идёт.

Источник: IEA за 2020 год.

Вместо прибыльного для российской клептократии экспорта, под основной удар негодования мировой общественности попал импорт. Вы спросите, как связано нижнее бельё и окончание в**ны в Украине? Никак не связано. От закрытия границ, перебоев с поставками лекарств, детского питания, одежды и автомобилей страдают не те самые олигархи, которые её развязали и для капиталов которых западными элитами делаются исключения, а обычные граждане. Вряд ли у кремлёвских «бизнесменов» не найдётся одна-другая пара миллиардов, чтобы выстроить офшорные империи на Ближнем Востоке или Юго-Восточной Азии и там же приобрести отобранные особняки и яхты. Русский народ за всё заплатит.

Помимо прямых запретов на ввоз в Россию продукции и сырья, на (не)благополучии россиян сказывается и закрытие огромного количества брендов и корпораций, с которыми сотрудничали российские предприятия, теперь оставшиеся без рынков сбыта, как в случае с агробизнесом и ушедшим McDonald’s. В принятии подобного рода решений не нужно искать логики. Первую скрипку в эпохе постэкономики играет не экономическая целесообразность, а пропагандируемая на Западе русофобия, что создаёт репутационные издержки для бизнеса, работающего в России.

Касательно продовольственной безопасности, нужно сказать, что срыв сельскохозяйственных работ в Украине, галопирующая инфляция под 20%, устремившийся в стратосферу курс доллара, нарушение поставок и т.д. напрямую влияют на сельскохозяйственный сектор. Дорожает техника, удобрения, зерно и скот. В след за издержками растут цены на прилавках.

Обеспокоенные люди уже штурмуют продуктовые и аптеки. Больше половины лекарств производится заграницей (оттуда же завозится 80% необходимых для производства компонентов), а собственники контейнеров, в которых доставляли медикаменты, объявили России бойкот. В ответ на возросший ажиотаж торговые сети «временно» ограничивают количество товара, выдаваемого на руки. Что ж, нет ничего более постоянного, чем «временное». То же самое касается техники, одежды и других товаров. В скором будущем оригинальная техника и неподдержанные автомобили станут предметами роскоши, а тех, кто сможет себе их позволить, с каждым кризисным годом будет становиться всё меньше. Если изоляция от внешних поставок продолжится, возродится челночничество.

Но куда страшнее другая советская традиция — дефицит, который вот-вот станет частью повседневности. Когда цены на продукты взлетят, государство воспользуется своими многочисленными регуляторными инструментами. В том числе удержанием цен, которое уже происходит опосредованно, например, повышением ключевой ставки до 20% и ограничениями валютных операций. Кроме того, Таможенная подкомиссия РФ уже запретила вывозить зерно и сахар в страны ЕАЭС, чтобы удержать внутреннюю ценовую «стабильность». С каждым днём подобных запретов будет становиться всё больше. Дополнительное подтверждение надвигающегося товарного голода — слова Путина о полном продовольственном порядке, которые, как всегда, нацелены на дезинформацию слушателей.

За «заморозкой» упадёт качество предоставляемых услуг. Анекдоты про «путинский килограмм» и девяток яиц перестанут казаться смешными, ведь покупательная способность российских зарплат рекордно уменьшается на протяжении десятилетия. В конце концов наступит разорение местных агробизнесов, которым будет просто невыгодно продавать товар по установленной цене. Производители буду уходить в тень, продавать из-под полы и другими путями обходить введённые ограничения. Вернётся то, что в советском союзе называли спекуляцией. Что за этим последует? То же, что в 90-ых. Волна банкротств вынудит власти вводить карточки. Вновь чиновники будут решать, кому и сколько съесть. Этот сценарий вполне реалистичен для Москвы и других мегаполисов. Ситуация может значительно усугубиться, если государство решит побороться со спекулянтами и вплотную заняться раскулачиванием малого и среднего бизнеса, что уже давно происходит. И без того беспрецедентная концентрация капитала в руках элит будет только увеличиваться.

Проницательные читатели возразят — «Ага, как же! У нас импортозамещение шло ударными темпами целых восемь лет!». Ответить тут можно только гробовым молчанием, потому что импортозамещение — всего лишь красивое слово, которым нас всё это время дурачили. Исходя из официальной статистики, всё действительно неплохо. По сравнению с 2014 годом, в 2018 году Россия производила на 85% больше свинины, мяса крупного рогатого скота — на 60%, птицы — на 22%, серьёзный рост отмечается в сырах, зерновых и рыбе. Правда, триумфальная статистика стыдливо умалчивает о росте цен под 80%, спровоцированный уменьшением конкуренции, а импортные товары стали поставляться из менее «враждебных» Аргентины, Бразилии, Эквадора, Турции, Китая и Беларуси.

В действительности мы как оставались, так и остаёмся во взаимозависимости от внешнеэкономических связей. В частности, говядина и сырьё для молочной продукции поставляются из внешнего мира, ведь в России просто не приживается молочная порода гольштинских коров, которых регулярно завозят из-за границы. Не лучше дело обстоит и с птицей, 36% яиц которой — привозные, с пальмовым маслом и соей, как и почти со всеми посевными материалами картофеля, сахарной свеклы, из которой изготавливается жизненно необходимый для производства и населения сахар, и т.д. Не стоит забывать и об интервенции западных компаний (Nestle, Danone, Valio, ArlaFoods и другие), которым теперь угрожает закрытие.

Если с продуктами потребительской корзины дела обстоят ещё более-менее, то с в значительной степени или полностью импортируемыми овощами (например, томатами), фруктами, чаем и кофе уже возникают проблемы из-за нарушения поставок, что в сложившейся ситуации спровоцирует взлёт цен и нехватку товаров на рынке. Мандарины и столовое шаманское по праздникам — это маячащая на горизонте перспектива.

Оптимисты скажут «с голода не помрём» — и будут правы. Но легко точно не будет. О дефолте экономисты вообще уже говорят как о чём-то случившемся. Однако гораздо страшнее него — безработица 10-15% населения, которую провоцирует уход иностранных компаний и сжатие российской экономики. Помимо потери источника заработка для сотен тысяч трудоспособных граждан, за повышением безработицы на рынке труда вырастет предложение, из-за чего обвалятся зарплаты. Хуже всего будет Москве, Калининграду, Калуге и другим регионам, в которых закрываются иностранные торговые точки и производства.

Для минимизации рисков власть всерьёз задумалась о «внешнем управлении», то есть национализации. В свою очередь эта крайняя мера вызовет полный отток и без того малочисленного иностранного капитала ¬— нет смысла вкладывать деньги туда, где их в любой момент отымут — и, как результат, новую волну сокращений. При этом нет совершенно никаких гарантий, что новые хозяева справятся с экспроприированной собственностью. Для полноценного функционирования огромных предприятий, как BMW или Volkswagen, нужны налаженные производственные цепочки, которые рушатся на наших глазах, и, что самое главное, инвестиции, которым в нынешних условиях просто неоткуда взяться. Разве что из населения выжмут последние соки на поддержание дорогостоящей инфраструктуры.

Из-за изоляции Россия попадёт в полную экономическую зависимость от своего главного экономического «партнёра» — Китая, — за которой неизбежно последует и политическая. В 2020 году весь торговой оборот с КНР составил 104$ млрд, что почти в два раза больше, чем с занимающей второе место Германией. По всей видимости, всё идёт к тому, что через пару лет все основные торговые связи России сведутся к Беларуси и Поднебесной. Для последней это значит, что она сможет больше не церемониться в своих требованиях, и вместо сырья по бросовым ценам и фактически даром полученной в полувековую аренду сибирской земли и леса вспомнить все территориальные претензии.

Источник: ФТС,

Сказав об экономических потрясениях, нельзя умолчать и о социальных. Власть хорошо понимает, во что выльется постепенно нарастающее недовольство, и потому заранее подстраховывается. Вылезший из небытия «либерал» Медведев послал внятный сигнал элитам и обществу — враг не пройдёт, а как только запахнет жареным — отменим мораторий на смертную казнь. Сюда же недавно принятый закон о фейках про российскую армию, по которому людей уже штрафуют на десятки тысяч рублей. Без сомнений, они воспользуются им и другими в более репрессивном русле, когда это понадобится.

В решающий момент (если он произойдёт), когда запугиваний, посадок и драконовских штрафов будет недостаточно, на защиту режима выйдут силовики, которых всю жизнь готовили только к одному — утопить в крови революцию. Но всё это может стать делом довольно далёкого будущего, если Запад всерьёз не возьмётся за доходные статьи российской экономики. Как показал многолетний опыт Ирана, бедности на грани выживания не достаточно для свержения режима, а из любой изоляции найдётся выход. Сейчас государство будет разбираться с нищающим, но послушным населением деликатно — размазывать по месяцам и годам последствия санкций, печатать деньги на социальные программы и удержание безработицы, ограничивать вывод денег из банков и вывоз валюты.

Невыносимо больно наблюдать, как разваливается цивилизация, выстраивавшаяся с очень большим трудом и вопреки безумным амбициям власти на протяжении последних трёх десятилетий. Улететь из этого ужаса, скорее всего, уже не получится. Уральские авиалинии заявили, что их самолёты смогут пролетать без должного техобслуживания и запчастей ещё 2-3 месяца. Загвоздка в том, что авиазапчасти, как и техническое обслуживание, предоставляются западными компаниями, которые ввели санкции и требуют вернуть их самолёты. Даже китайцы отказались предоставить России помощь.

К текущему хаосу может прибавиться частичное или полное отключение интернета, что в сочетании с разрывом торгового сотрудничества с Западом, являющегося главным поставщиком высоких технологий, сыграет ключевую роль в отставании России от остальных стран в эпоху криптовалют и метавселенных. Государство же, скорее всего, пойдёт на минимальные уступки — налоговые каникулы, льготы и программы поддержки для сельского хозяйства, фармацевтики и IT-сферы. Но все эти подачки не сравнятся со здоровым экономическим развитием всего общества, а не отдельных привилегированных каст. Так что — затягиваем пояса и запасемся терпением. Ночь будет тёмной.