Поддержи наш проект

Наше издание живет благодаря тебе, читатель. Поддержи выход новых статей рублем или криптовалютой.

Мнение

14 декабря 2021, 13:00

Максим Андреев

Максим Андреев

Инженер, публицист

Климатическая повестка Германии: путь к свободе или к диктатуре?

В этом декабре в Германии начинает свою работу новое правительство, в состав которого войдут сразу три партии: социал-демократы, «зелёные» и свободные демократы — и больше всего беспокойства вызывает у обозревателей т. н. «зелёная повестка», занимающая ключевое место в их коалиционном договоре. Популисты предрекают немецким налогоплательщикам тяжёлое бремя «зелёного перехода», разгром немецкого автопрома после внедрения электромобилей и наступление тотальной «зелёной диктатуры» (предлагая в качестве альтернативы, разумеется, диктатуру обыкновенную). Ну а кто-то просто не понимает, как на такой союз могли пойти «Свободные Демократы», выступающие за минимальное вмешательство государства в экономику.

В этой статье мы разберёмся, что же на самом деле представляет из себя партия «Зелёные», что именно понимается под «зелёной повесткой» и какое отношение ко всему этому имеет либертарианство.

Что из себя представляет партия «Зелёных»

Изначально «Зелёные» позиционировали себя как антипартийную группу и «протянутую руку для внепарламентских движений», держащую максимальную дистанцию с государственными институтами. И хотя со временем у партии появились правительственные амбиции (которые она много раз реализовывала как на земельном, так и на федеральном уровне), партия сохранила свой лево-либертарный уклон.

Современные «Зелёные» давно перестали быть «партией одной повестки» и заработали популярность во всех слоях населения. При этом чаще всего за неё голосуют избиратели левых постматериалистических взглядов, что роднит её с партией «Свободные Демократы», избиратели которой также считают личные свободы важнее сильного государства.

Разделение же между ними проходит в вопросах «социальной справедливости». «Зелёные» не возражают против перераспределения доходов и выступают за гендерное равенство (внутри партии на выборных должностях установлены женские квоты), в то время как свободные демократы верят в то, что справедливость уже заложена в концепцию свободного рынка, а государство должно лишь обеспечить равенство возможностей.

Краткая история «зелёной повестки»

В реальности «Зелёным» не всегда удавалось следовать своим идеалам. Первый же их опыт в правительстве на правах младших партнёров социал-демократов в 1998-2005 гг. обернулся разочарованием для многих их избирателей. Они спокойно одобрили социальную реформу Петера Харца, несмотря на свою антиэтатисткую предвыборную риторику, а затем предали и свои пацифистские идеалы, организовав первое в истории применение Бундесвера за границей, в Косово. Горькая ирония здесь кроется ещё и в том, что это решение принимал «зелёный» министр иностранных дел Йошка Фишер, который в молодости был леворадикалом и впервые попал в Бундестаг на волне общественных протестов против размещения в Западной Европе американских ракет.

Именно тогда партии удалось начать реализовывать свою «зелёную повестку». И снова их методы гораздо больше подходили идеологии этатистких партий: ими было пролоббировано введение экологического налога, а также налога на электричество, из которого финансировались технологии, позволяющие добывать электроэнергию из возобновляемых источников.

Несмотря на то, что после следующих выборов «Зелёные» снова ушли в оппозицию, отказаться от «зелёной повестки» ни одно последующее правительство уже не могло. К этому Германию подталкивал не только запрос со стороны общества, вызванный угрозой климатической катастрофы, но и геополитическая ситуация, которая ставила Германию в энергетическую зависимость от авторитарных и диктаторских режимов.

Безальтернативность перехода на зелёные источники энергии стала окончательно ясна после катастрофы в Фукусиме в 2011-м году, когда консервативное правительство Ангелы Меркель довершило начатую зелёными в начале двухтысячных реформу по отказу от атомной энергетики.

Авторитарная VS либертарная энергетика

Если говорить о способах получения электроэнергии, то глобально можно выделить два основных типа ресурсов: ископаемые (к которым относится и уран, на котором работают атомные электростанции) и возобновляемые (прежде всего это солнечная энергия и ветер).

Ископаемые в природе расположены неравномерно, доступ к ним сильно ограничен, и, несмотря на заверения юридических документов многих стран, они никак не могут принадлежать абстрактному «народу». Конфликты, связанные с борьбой внутри общества за те или иные ресурсы послужили одной из главных причин возникновения государств как института насилия, и ресурсы часто становились причиной войн между ними.

В отличие от ископаемых, доступ к солнцу и ветру есть у любого человека, и этот ресурс в масштабах страны распределён гораздо более равномерно. При наличии соответствующих технологий, доступных широкому кругу людей, централизованно контролировать доступ населения к возобновляемым источникам энергии практически невозможно.

Неудивительно, что в этом видят большую проблему авторитарные государства и диктатуры. Гражданину, получающему электроэнергию от солнечных панелей на крыше его дома и преобразующему излишки в водород посредством электролиза воды (попутно вырабатывая тепло), уже не объяснишь, что без мощного государства с мудрым вождём во главе он непременно умрёт от холода в своей хижине.

Чтобы обосновать безальтернативность традиционной энергетики и склонить граждан к мысли, что наиболее комфортное жильё — это бараки концлагеря, куда приближёнными к государству олигархами централизованно подаётся электричество, тепло и скромная еда, пропаганда не скупится на манипуляции, пытаясь представить зелёную энергетику неэффективной и не способной себя окупить без государственных субсидий.

Свобода — это рабство, зелёная энергетика — неэффективна

В укор зелёной энергетике часто ставится то, что она финансируется нерыночными методами — за счёт налогов и государственных дотаций. И это правда: сейчас разработка технологий по переходу на возобновляемую энергию обеспечивается посредством налога EEG, который учитывается в цене на электроэнергию. Из-за этого налога её стоимость в Германии — одна из самых высоких в Европе.

Однако если в случае с субсидированием технологий возобновляемых источников энергии потребители видят, на что идут их деньги, то в случае с традиционной энергетикой дополнительные денежные издержки оказываются просто ловко спрятаны от глаз налогоплательщиков. Так, масштабы скрытого финансирования атомной и угольной энергетики в виде налоговых льгот и субсидий в 2012-м году составляли около 40 млрд евро. Если бы эти расходы были учтены в ценнике на электричество, для конечного потребителя надбавка почти в два раза превысила бы налог EEG. Эти деньги угольщики и атомщики просто украли у ничего не подозревающих налогоплательщиков, ловко переведя стрелки на зелёную энергетику.

Кроме того, нужно учитывать, что нынешний мировой рынок производства энергии бесконечно далёк от свободного. Сверхдоходы, обеспеченные предоставленным государствами эксклюзивным доступом к природным ресурсам, позволят энергетическим компаниям уничтожить любую, даже самую продвинутую альтернативную технологию. При необходимости они будут даже платить потребителям за отказ от возможности неограниченного доступа к энергетическим ресурсам, и дефицита желающих продать свою свободу за малейшее увеличение уровня потребления, скорее всего, не будет.

И вполне очевидно, что когда вы сидите за игровым столом с шулерами, которые бьют вас по рукам за любое «нерыночное» поведение и одновременно спокойно лезут в карманы налогоплательщиков за очередным козырным тузом, шансов на то, что когда-нибудь это приведёт к действительно свободному рынку, просто нет. Вопрос здесь заключается только в том, стоит ли свобода того, чтобы опрокинуть стол и прогнать шулеров. «Зелёные» считают, что стоит, хоть, к сожалению, и используют для этого этатистские методы.

«Зелёная повестка» = либертарная повестка

Уже сейчас можно смело утверждать, что «зелёная повестка» является чем-то большим, нежели просто инструментом борьбы с глобальным потеплением и геополитической зависимостью Германии. Это разрушение энергетического статуса-кво, способное привести общество к новому укладу, в котором государству будет отведено гораздо меньше места, чем это принято сегодня.

Конечно, «Зелёные» — это не либертарианская партия. Для достижения климатических целей они готовы ограбить богатых, ввести квоты, да и в целом не прочь порулить рынком. Однако актуальная их программа включает в себя множество вполне либертарных инициатив, которые должны устранить бюрократические проволочки, мешающие развитию новых технологий, и вовлечь широкий круг граждан в производство зелёной энергии, обеспечив им энергетическую независимость. Также они планируют отменить налог EEG, который стал тормозить развитие тех же электромобилей, и возвращать недавно введённый налог на CO2 напрямую гражданам в виде «энергетических денег» (Energiegeld).

В последние годы «Зелёные» приложили немало усилий, чтобы уйти от имиджа «партии запретов», насаждающей «зелёную диктатуру», и теперь видят своей задачей скорее создание рыночных условий, благоприятных для развития зелёной энергетики. Если они не подведут своих избирателей, как это было 20 лет назад, и смогут максимально реализовать свою программу, не исключено, что скоро в Германии откроется окно возможностей для проведения полноценных либертарианских реформ.