Поддержи наш проект

Наше издание живет благодаря тебе, читатель. Поддержи выход новых статей рублем или криптовалютой.

Фактчекинг

20 мая 2022, 14:23

сказал 18 мая

19 мая на канале «Навальный LIVE» прошли дебаты на тему ответственности пропагандистов за развязывание войны в Украине. В них приняли участие экономист Владимир Милов и блогер Максим Кац.

По мнению Милова, в этом обсуждении не было никакого смысла, потому что подавляющее большинство работников государственных каналов всё ещё работают на власть ради денег. Он предложил оценивать их ответственность уже после уничтожения режима. По мнению Каца, ответственность за агрессию лежит лишь на известных пропагандистах вроде Владимира Соловьёва и Дмитрия Киселёва. Он считает, что технических работников госмедиа нужно переманивать на сторону оппозиции, и убеждать в том, что работать на власть больше не выгодно.

При этом стороны согласились, что Соловьева и Киселёва все-таки следует судить за слова. Здесь Кац сослался на опыт предыдущих судов над военными преступниками.

«Опыт прошлых трибуналов показывает, что пропагандистов судят наравне с военными преступниками», — заявил блогер.

Это чистая правда. Журналистов, поддерживавших авторитарные режимы, не раз судили за их позицию. Международные трибуналы сформировали прецедент для осуждения за пропаганду геноцида, военных преступлений и преступлений против человечности и фактически стёрли грань между словом и действием.

Впервые это произошло во время Нюрнбергского процесса, на котором судили руководителей Третьего Рейха. Помимо военных и гражданских чиновников, обвинения предъявили главному редактору антисемитской и антикоммунистической газеты «Der Stürmer» Юлиусу Штрейхеру и радиоведущему Гансу Фриче. Оба не принимали решений о геноциде или развязывании агрессивной войны. Их судили только за то, что они были известными пропагандистами. В итоге Штрейхера признали виновным в преступлениях против человечности и повесили. Фриче смог доказать, что не призывал к геноциду угнетённых народов напрямую, и его оправдали. Однако позже суд по денацификации заключил, что Фриче знал о военных преступлениях нацистов и одобрял их, и приговорил его к 8 годам заключения.

Другой пример — Международный трибунал по геноциду в Руанде. По мнению суда, существенную роль разжигании конфликта между народами тутси и хуту сыграла радиостанция «Свободное радио и телевидение тысячи холмов». Ведущие призывали к убийствам тутси, используя эвфемизмы, но это не помешало суду признать их виновными. В итоге основателя и директора «Свободного радио тысячи холмов» Фердинанда Нахимана приговорили к пожизненному заключению, а журналистов радиостанции, среди которых был белый бельгиец, — к длительным тюремным срокам.

Пропаганда геноцида стала пунктом обвинения и во время Международного трибунала по бывшей Югославии. По мнению суда, стороны конфликта активно использовали СМИ для подстрекательств к уничтожению друг друга по этническому признаку, однако, в отличие от трибуналов по Руанде и нацистской Германии, журналисты осуждены не были.

Максим Кац заявил, что журналистов уже судили за пропаганду вместе с военными преступниками и оказался прав. Международные суды несколько раз выносили обвинительные заключения людям, которые работали на государственные медиа в тоталитарных режимах, и заложили прецедент наказания вплоть до убийства за слова.