Поддержи наш проект

Наше издание живет благодаря тебе, читатель. Поддержи выход новых статей рублем или криптовалютой.

Контекст

26 мая 2022, 12:00

Орландо

Орландо

Интервьюер СВТВ

Что известно о деле «Весны»

Утром 8 мая к активистам движения «Весна» в Санкт-Петербурге пришли с обысками, после чего увезли в Москву для избрания меры пресечения. Вот и почти всё, что вы, скорее всего, знаете об этом деле. Мы поговорили с пресс-секретарём движения Анной Назаровой, чтобы узнать подробности.

За что на «Весну» завели уголовное дело и как вы об этом узнали?

— Уголовное дело на нас завели из-за того, что мы занимаемся антивоенной кампанией, в частности из-за акции 9 мая, которая проходила в колоннах Бессмертного полка. Мы узнали о заведённом на нас деле утром 8 мая, когда силовики пришли с обыском к Валентину Хорошенину. Он долгое время не мог сообщить, что происходит, поэтому мы только в 10 утра узнали, что у него был обыск, и только вечером — что его увезли в Москву.
В тот же день мы потеряли из виду Евгения Затеева, его искали друзья, а мы не могли с ним связаться. Обыск прошёл у Хорошенина и у нашего федерального координатора Богдана Литвина, после чего мы все списались, «пересчитались» и поняли, что все на месте — кроме Жени. Только тогда мы догадались, что у него, видимо, тоже обыск с последующим задержанием.

Обыски проходили только в Санкт-Петербурге?

— 8-го числа — да. А ночью с 8 на 9 мая — и в Москве.

Почему вы не упомянули Полину Барабаш, вашу активистку, у которой тоже 8 мая проходил обыск?

— Потому что у неё был обыск по делу о «телефонном терроризме», как у многих два месяца назад. Она наша активистка, но её не включили в «дело Весны». Мне кажется, что открывать дела о телефонном терроризме — это «тема» исключительно питерских силовиков.
Частью «сектантского» дела Весны в результате сделали Валентина Хорошенина, Евгения Затеева и Романа Максимова из Великого Новгорода. В Москве же обыски прошли у людей, вообще никак не связанных с «Весной»: у Ангелины Рощупко, Тимофея Васькина из ОВД-Инфо и Ивана Дроботова, раньше работавшего с ФБК. Эти люди никогда не состояли в «Весне», а Роман Максимов вышел из неё год назад.

Роман Максимов на суде. Фото: SOTA.

И у всех одинаковая мера пресечения?

— Да. И они все под запретом определённых действий на время следствия. Изначально им запрашивали ту же меру, что и у журналистов Доксы — разрешение на выход из дома на 1 минуту в сутки. Но потом «смягчили», и в результате запретили покидать место отбытия ограничений с 8 вечера до 8 утра, пользоваться Интернетом, отправлять и получать письма. На Хорошенина, Затеева и Рощупко ФСИН уже даже надел браслеты.

За что в дело попали не связанные с «Весной» активисты из Москвы? За какие-то репосты или освещение акции?

— Мы не знаем. У нас есть связь с их родственниками, но им ребята тоже ничего о деле не рассказали.

Почему из всей Весны — именно Хорошенин и Затеев?

— Потому что они были региональными координаторами в Санкт-Петербурге, это было открыто написано в их соцсетях и об этом всем было известно.

Евгений Затеев на суде. Фото: SOTA.

Где фигуранты дела отбывают свои ограничения?

— Всех ребят отправили отбывать запрет определённых действий по месту прописки, Хорошенина и Затеева вернули обратно в Санкт-Петербург, а Максимова — в Великий Новгород.

Как им можно сейчас помочь?

— Мы пока что не ведём сборов от имени «Весны». Отдельный сбор ведёт журналистка Соты Ника Самусик для Затеева в Твиттере, потому что из-за ограничений он оказался в трудном финансовом положении. Также, чтобы помочь ребятам, можно сходить в Открытое пространство в Москве (Плетешковский переулок, 8с1) и подписать поручительства за них каждый день c 13:00 до 21:00.

Какая формулировка у вашего дела?

— Как у ФБК, статья 239 УК РФ — Создание некоммерческой организации, посягающей на личность и права граждан, ч.2 и ч.3 — но у всех ребят пока что только часть 2.

Планируете ли вы продолжать деятельность в отсутствии основных координаторов?

— «Весне» не в первый раз приходится работать, когда всех лидеров посадили (раньше сажали на «сутки» за митинги). Мы будем и дальше заниматься своей антивоенной кампанией и помогать ребятам, оказавшимся под следствием.

Валентин Хорошенин на суде. Фото: SOTA.

Не кажется ли вам, что, используя в своей информационной кампании формулировки, которые путинская номенклатура объявила вне закона и считает «дискредитацией» и «фейками», вы подставляете своих рядовых сторонников, за которыми придут даже не за акцию, а просто за посты, написанные кем-то из глав движения?

— Ну, все же сами оценивают свои риски.

То есть вы не намерены себя цензурировать, чтобы продолжать действовать в России?

— Да. Но у нас и нет как такового «членства», подтверждённого какими-нибудь партбилетами. У нас есть активисты — собственно, люди, «делающие» акции, и есть сторонники, которые ещё не определились, с нами они или нет.

Сколько из них покинули Россию?

— Не так уж и много людей. Большая часть осталась, и им почти ничего не угрожает.

Как поддержать деятельность «Весны», чтобы не получить за это статью?

— У нас есть как Тинькофф карта, так и несколько криптокошельков. Мы будем рады любым пожертвованиям и будем продолжать открыто говорить о том, о чём путинское государство очень хочет заставить нас молчать.

Ну а СВТВ будет держать вас в курсе развития этого и других политических дел в России и по всему миру, так что можете задонатить и нам.