Поддержи наш проект

Наше издание живет благодаря тебе, читатель. Поддержи выход новых статей рублем или криптовалютой.

Контекст

14 марта 2022, 16:00

Орландо

Орландо

Интервьюер СВТВ

Людвиг Вильдт: «Эта война не нужна никому, кроме Путина»

Людвиг Вильдт — поздний переселенец. Его предок был немецким офицером, когда-то приглашённым в Россию и продолжившим свой род в одном из поселений немцев на Кубани. Его потомки жили там до 40-х годов, пока советская номенклатура не начала ссылать в Сибирь всех, у кого в паспорте в качестве национальности было указано «немец». Сейчас Людвиг живёт в Берлине.

Как вам удалось вернуться на историческую родину?

— В немецком законодательстве есть пункт, который позволяет вернуться в Германию потомкам репрессированных немцев. Это возвращение, конечно, потребовало определённых усилий: я должен был жить тут с детства, но бюрократическая волокита затянулась на всё моё детство. До 15 лет я жил в Украине, ну, точнее, «на» Украине, потому что сложно говорить что живёшь «в» Украине, когда ты себя с ней не ассоциируешь. В 15 лет я всё-таки переехал, однако эти первые 15 лет очень, мне кажется, пошли мне на пользу. У меня много русских друзей в Берлине, чьи родители приехали из России или других стран бывшего СССР. Русский язык много у кого здесь родной, но при этом ребята абсолютно не осознают какие-то вещи, у них нет русского «культурного бэкграунда», если можно так сказать.

Людвиг Вильдт на антивоенном митинге в Берлине. Фото: Елизавета Дмитриева.

И что эта русскоязычная «диаспора» думает про украинские события?

— Тут такой момент: у людей, переехавших в Германию в 90-х, сохранилось довольно отстранённое впечатление о России, и они помнят Путина исключительно как человека, который закончил 90-е и «всё сделал правильно».
И поэтому они поддерживают любые его действия, и их дети, т.к. растут в одной с ними семье, тоже за него, что бы ни случилось. Очень забавно, что некоторые из них всю жизнь живут в Германии, но ходят с русскими флагами, 9-го мая тусят в Трептов-парке рядом с памятниками Красной армии в советских пилотках и всё в этом духе. Выглядит это довольно глупо.
Ну а ребята, с которыми я общаюсь, конечно, против войны, и в целом есть какой-то консенсус по поводу войны в Европе, что это никому не нужно, кроме нового русского истеблишмента и Путина лично.

Какие сейчас есть способы помочь Украине из Германии?

— Люди собирают гуманитарную помощь, собирают деньги. Многие думают о том, что нужно вывозить на своих автомобилях, если ты приехал из Германии, стариков, детей, женщин к польской границе. Потому что они видят, насколько ужасный эффект имели последние дни.
Гуманитарную помощь отправляют не только на границу с Польшей, но и в областные центры, где людям это действительно нужно. Там, где есть гражданские, которые в суровом положении сейчас находятся.

Насколько свободно они туда проезжают? С одной стороны ГосСМИ РФ пишут о том, что в Украине организованы гуманитарные коридоры, и гражданские могут свободно покинуть зону обстрела, а с другой — украинцы публикуют видео с обстрелом гражданских машин из танка. Чему из этого ты веришь больше?

— Ну, как говорилось в одном плохом фильме: «Первая жертва войны — правда». Тут не без этого. Дело в том, что я сейчас сам занимаюсь вопросом вывоза своей больной бабушки с Днепра и много читаю об этом. И в Киеве большинство людей остаются в домах или в бомбоубежищах, потому что сейчас нет реальной возможности свободно выехать оттуда. Есть огромная проблема с бензином, с транспортом в целом, потому что весь он используется для военных нужд. Поэтому мне кажется, что это — чистой воды попытка сыграть на том что «мы заботимся о мирном населении и вообще всё это — ос-во-бо-жде-ние». Информация довольно противоречивая.
Но я лично это освобождением никогда считать не смогу.

Реально ли вообще сейчас вывезти бабушку из её города?

— Ну, там дело в первую очередь в дефиците транспорта и бензина. Некоторые люди не могут никак добраться до Львова, потому что эвакуационные поезда полностью забиты. Заправки либо все уже опустели, либо «они» заранее всё выкачали и заготовили — был такой то ли слив, то ли вброс, никто не знает точно. Вроде кто-то запасает бензин в стратегически важных местах... но бензина просто так для машины ты не найдёшь. Я не знаю, с чем это связано.

А магазины там работают?

— Магазины работают до 6 часов, алкоголь запрещён, по очевидным причинам, люди стараются запасаться всем, чем можно, в Киеве еды вообще нет, всё либо давно закрыто, либо люди не могут туда попасть, либо всё уже запасено или разграблено.
Но кто-то алкоголь в «стекле» всё же находит: гражданские организовали большое сопротивление путинской армии, и они делают коктейли Молотова из того, что найдут, в сети очень много фотографий того, как люди выливают, например, Jameson и делают из него коктейли Молотова. Киевляне сопротивляются, как могут, и не сдают ни метра своей столицы.

Проходят ли в Берлине антивоенные акции в поддержку этих смелых людей?

— Да. Мы стояли несколько дней у канцлеранта (резиденции канцлера Германии). Мне очень понравился настрой митинга, потому что я нигде не видел настоящей русофобии. Я, если честно, очень боюсь, что она перейдёт в радикальную стадию на бытовом уровне. Но меня очень порадовало, что большая часть людей там, по разным данным от 100 до 500 тысяч человек, прошедших по Берлину, не пыталась... подогревать межнациональную рознь. Большинство плакатов были в духе «Путин — вор», «Путина — в тюрьму». Мне понравилось, что Берлин показывает, насколько эти два этноса, эти две нации родственны и неделимы, потому что там русские вместе с украинцами в один голос говорят «нам эта война не нужна».

Антивоенный митинг в Берлине.

Есть ли у вас знакомые из ЛНР и ДНР?

— Конечно. Когда я ещё жил в Украине, я тоже, как многие, жил с ощущением, что война — она не здесь, не рядом.
А потом на пустыре за нашим городом стали строить кабинки для беженцев. И я понял, что война — она очень реальная и она очень близко. У меня есть друзья среди этих беженцев, и я с ними до сих пор держу контакт.

И это — люди, спасавшиеся именно агрессии с российской стороны?

— Ну, даже выходцы с Донбасса делятся на 2 группы, и это очень странно. Я могу понять обе — и это тоже очень странно. Мои знакомые сейчас, конечно, на проукраинской стороне этого конфликта.
Самое печальное, что легитимная в принципе цель «прекращение огня на территории ЛНР и ДНР — она, мне кажется, уже вообще никому не нужна. С обеих сторон хотят взять всё: Крым, ЛНР, ДНР — неважно уже.

Кого беженцы с Донбасса в Украину считают причиной конфликта?

— Человеком, ответственным за войну, однозначно считается Путин. Если бы не он, всё бы это обошлось меньшей кровью.
Мои друзья не без ненависти относятся и к самому термину «русский мир», потому что он активно «форсился» в ДНР в годы активных военных действий.
Однако понимание того, что «восток — это не запад», что там должно оставаться что-то отдельное и что оно должно существовать немного по другим правилам — он был, и никто его не отменяет. Общественный запрос был, но то, как он был удовлетворён — это ужасно.

И напоследок: есть ли в Украине те «ужасные нацисты», с которыми борется Путин?

— Я не видел ни разу новость про батальон «Азов», я не видел ни одной зиги, кинутой в Киеве, когда был там этим летом, и поэтому я думаю, что это, от начала и до конца, — пропагандистская методика.
Когда ты сам действуешь методами фашистов, тебе просто необходимо, чтобы все считали фашистом кого-то другого.